РЕГИСТРАЦИЯ на сайте. Голова словно пустой пивной котел, в который забивают раскаленные гвозди кувалдой. А на затылок еще и раскаленный свинец капает, по ощущениям. Во рту все вязко и гадко. Вроде даже кровь ощущается. Яз..."> РЕГИСТРАЦИЯ на сайте. Голова словно пустой пивной котел, в который забивают раскаленные гвозди кувалдой. А на затылок еще и раскаленный свинец капает, по ощущениям. Во рту все вязко и гадко. Вроде даже кровь ощущается. Яз..."> Перейти к содержанию
Авторизация  
stomoped

Запасной довакин

Рекомендуемые сообщения

История по мотивам сборки Стаса

Скрытое содержимое

    Для просмотра скрытого содержимого необходима РЕГИСТРАЦИЯ на сайте.

Голова словно пустой пивной котел, в который забивают раскаленные гвозди кувалдой. А на затылок еще и раскаленный свинец капает, по ощущениям. Во рту все вязко и гадко.  Вроде даже кровь ощущается. Язык распух и не шевелится. Пары зубов точно не хватает, слишком большая дыра на том месте. Тело мотает из стороны в сторону и бьет обо что-то, словно я на лодке посреди моря. Да и вообще, такое ощущение, что само тело словно и не мое. Рук не чувствую, ног тоже. Они есть, но словно их и нет. В животе пусто, но его крутит как при отравлении. Лежать жестко. И холодно. Словно на улице зима. Или меня знобит. Хочется пить. Глаза открыть не могу. Пытаюсь, но не могу. Словно их скотчем заклеили, и углей под него насовали. Носом дышать не могу. К тому же он жутко болит. Хотя, именно этот симптом мне прекрасно знаком – сломан и забит кровью. Сильно тянет блевануть.

 

Ощущения ужасные. И ведь не пил вчера! Не дрался! Пришел с работы, поужинал, глянул новости по телеку, спокойно улегся в кроватку и довольно долго не мог уснуть, ворочаясь в кровати. Так почему мне так плохо?

 

Над головой кто-то бубнит, но я ни слова понять не могу. И это не потому, что голова не варит, а потому, что язык совершенно незнакомый. Не русский, не английский, не немецкий. Хотя, отдаленно, чем-то знаком. Словно я слышал пару фраз из него раньше. Или географических названий. И даже неоднократно.  Впрочем, с головой у меня тоже нелады. Связно мыслить получается только урывками, все остальное время в голове туман. Кто-то пнул меня в бедро, тварь! Не больно, ног-то я не чувствую, но обидно. А я ответить не могу, так мне хреново. Даже матерно обложить обидчика, только и хватает сил на дыхание.

 

«Бу-бу-бу-бу-бу-бу-бу…»

 

Кто-то недовольно окрикивает говорящих и голоса, наконец, замолкают. Слышен скрип. Длинный, протяжный, не прекращающийся. Стук слышен. Довольно ритмичный. На лошадь похоже. Так копыта по асфальту стучат. Херово! Как же мне херово!

 

«Бу-бу-бу?»

«Бу-бу-бу-бу! Бу-бу. Бу. Бу-бу-бу-бу!»

«Бу?»

«Бу-бу-бу-бу-бу-бу-бу-бу…»

«Бу!»

 

Новый окрик и опять молчок. А ведь действительно на улице прохладно! Нос пощипывает. И уши тоже. Не зима, но явно около десяти по Цельсию. И тело знобит не только изнутри. Холодок явно ощущается кожей спины и живота. Или это меня так колбасит?

 

В голове бьется мысль: «К черту подробности! Город какой?». Ну не говорят в России на таком языке! Даже малые народности пару-тройку русских слов или англицизмов в разговоре ввернут, а тут нет. Вон, бубнят шепотом, не останавливаясь. Прямо над головой бубнят, сволочи! У меня от этого бубнежа голова еще больше раскалывается! Значит, я лежу, раз голоса сверху. Лежу на чем-то твердом, похоже, деревянном. Это уже хоть что-то. А учитывая скрип и конский топот, лежу в телеге. И телега куда-то едет. Все! Не могу больше!

- Бу-э-э-э!

 

 

Новое пробуждение было еще хуже, чем предыдущее. Там я просто лежал, а тут меня уронили и лениво пинали в бок. Тело было против, и машинально свернулось клубком, а руки прикрыли голову. И нет, я их так и не чувствую, тело работает на автомате. Само.

- Х-х-х! – еле выдавило горло.

Вот что вокруг за садисты? На улице не май месяц, а они колодезной водой обливают? Бр-р! Так и хочется чего-то сказать, вот только язык распух и не шевелится. Чуточку влаги попало на губы и провалилось дальше, в горло. Я бы расплылся в улыбке, если бы мог.

 

Чьи-то руки подхватили меня под локти и вздернули на ноги. Однако стоять я самостоятельно не смог и снова плюхнулся в холодную лужу. Лицом вниз. Как-то мне не привычно. Неудобно. Мешает что-то. Не мое. Где-то на задворках разума мелькнула мысль и тут же спряталась. Тут не до размышлений. Тут не захлебнуться бы! И тело снова самостоятельно выручило меня, снова свернувшись клубком. Теперь в воде лишь часть лица и вполне можно дышать, не опасаясь захлебнуться. И лежать так гораздо удобнее, и глаза меньше жечь стало, и немного влаги в горло попало, но все равно что-то не так.

 

Новое ведро воды обрушилось на мою голову, и чужие руки снова вздернули меня вверх. Правда, теперь они еще и поддержали мое тело в вертикальном положении. А вскоре меня прислонили к чему-то твердому, и я умудрился не рухнуть на землю. Сам стою! Человек, это звучит гордо! Еще бы понять, что со мной и где я.

 

- Бу-бу? Бу? Бу-бу-бу? – кто-то еще подошел ко мне и теранул чем-то по лицу. А затем еще и еще. – Бу? Бу-бу? Бу-бу-бу-бу? Бу-бу? Бу?

 

Обращаются явно ко мне, а я ничего не понимаю. Зато хоть глазам стало легче, и я смог их открыть.

«Мать!»

Да лучше их вообще не открывать! Напротив меня стоит Хадвар! Собственной скайримской персоной и что-то снова спрашивает. А за ним, в картинной позе, стоит злая капитанша. Вот я попал! Это Хелген и первое появление в игре Довакина. Чуть сбоку Ульфрик смотрит на всех как на говно. Рядом с ним десяток братков и пара оборванцев в серо-зеленых робах. Немного отдельно от всех стоят два оборванных и жутко избитых кадра в имперской экипировке. Дезертиры? Палача вижу. Народ собравшийся посмотреть на казнь вижу – какое-никакое, а развлечение. Отдельно от всех три симпатичные девочки, причем полностью голышом.

 

- Бу-бу-бу? Бе-бе-бе? Ба-ба-ба? Биу-биу?

 

А Хадвар все пытается у меня что-то узнать, уже четвертый язык пробует, упорный. Однако я ничего не понимаю. Вроде, примерно помню, что там, в игре, говорилось, а вот с реальностью соотнести не могу. Все мысли о воде и теплой кроватке.

 

Хадвар покачал головой, кивнул капитанше, и что-то записал себе в бумажку. И тут один из оборванцев решил, что бегает быстрее стрел. По канону это должен быть конокрад из Рорикстеда, но я уже сильно сомневаюсь, что здесь канон. Ну, куда тут бежать? Слева и справа от площади стоят башни. На них часовые. Наверняка с луками. За капитаншей еще два стрелка. Да и ворота должны охраняться. В другую сторону? Так там все тоже. И солдаты оцепления вокруг площади стоят довольно плотно. А за ней еще и толпа зрителей.

 

Впрочем, нужно отдать ему должное, бежал он резво и умело. Однако шансов у конокрада точно не было. Площадь была оцеплена, и шагнувший чуть вперед легионер ударил его щитом. Конокрад  попытался извернуться, смягчить удар и ворваться в толпу, но и легионер был не новичком. Он чуть довернул руку и щит, вместо того что бы ударить плашмя, ударил ребром, подбивая ноги бегуна. Раздался хруст костей, вопль боли, и ноги беглеца неестественно подломились.

 

Тело ворюги притащили и бросили около повозок.  Правда, пролежало оно там не долго. Капитанша опять что-то пробубнила, и тело конокрада подтащили к массивной колоде плахи. А затем палач взмахнул кнутом…

 

Вскоре, избитый и с переломами ног конокрад был закован в кандалы и брошен на одну из повозок. В другой телеге уже сидели три голенькие девочки, а рядом, на белом коне, восседал генерал Туллий. Эльфов что-то небыло видно.

 

Пока я размышлял и пытался сопоставить увиденное с каноном игры на плаху лег один из Братьев Бури, при этом сцена из канона повторилась – он прервал жрицу, и лег на плаху сам. Палач взмахнул топором и голова человека упала в корзину, а кровь обильно оросила камни площади. По идее я сейчас должен… А вот ни хрена я никому не должен! Пить хочу! Пусть хоть всем головы порубают на моих глазах, а мне хочется воды!

 

Из толпы вытолкнули… По канону вторым на плахе должен быть Довакин. Вернее должна. Ибо это явно девочка. Причем девочка в полном расцвете сил и красоты. Рыженькая, стройная и в бикини. Нет, в натуральном бикини! Только из железа… Ей там не натирает ничего? Но со спины смотрится потрясающе! Даже в таком состоянии меня зацепило. Хотя пить все равно хочется.

 

Я перевел взгляд на капитаншу. Как же сразу-то не заметил? Она тоже не образец защищенности, благообразия и целомудренности носит. Интересно, у нее пузико не мерзнет? На нордку она совершенно не похожа, слишком смуглая кожа. Да и на мордашку вполне, вполне… И лучница рядом с ней тоже миленькая. Блондиночка. Этакая валькирия. Косички у нее классные! И ножки стройные! И грудь крупная – все как я люблю. Что-то меня не в ту степь потянуло. Мне бы воды, а не о бабах сейчас размышлять, но организму хочется и того и другого. Причем сразу и побольше, побольше!

 

- Бу-бу-бу-бу,  - говорит вышедший вперед Хадвар и показывает капитанше список.

- Бу-бу. Бу! – отвечает капитанша, и потенциальную довакиншу отводят отдельно. Да мало того что отводят, ей разрезают путы и быстро раздевают. А как же ее казнь? А дракон? На плаху тащат еще одного кадра в форме братков, а эта девица уже сидит четвертой в телеге и теперь взирает на казнь с другой стороны топора. Это как?! Канон! Ау!! Уже третья голова в корзину падает… Приехали. Я уже ни хрена не понимаю…

 

Голова снова начала раскалываться. Но грохот и треск прервали мои терзания. Поднявшаяся пыль скрыла палача, плаху, и обезглавленное четвертое тело на ней, Хадвара и остальных персонажей этой истории. Куда бежать? А бежать нужно однозначно. Жить-то хочется, пусть и в этой реальности, ведь сейчас нас будет убивать дракон. Дракон, мать его!

 

Мать моя женщина! Да э-это же жуть жуткая! Машина для убийств! Куда там динозаврам! Тут пасть раза в два больше! Имбища в натуральную величину! Махина! Громада мышц, когтей, зубов и щипов, да еще и летает! Вот как оно летает? Это же против всех физических законов! Как там, в игре, было? Дракон сел на башню и Крикнул? А вот хрена там! Он развалил башню почти до половины, просто приземлившись на нее! Крепкую на вид башню, из толстых камней сложенную! Просто раздавил!

 

Земля затряслась, заходила ходуном под ногами, и я плюхнулся в «любимую» лужу. Мгновением позже каменная крошка разлетелась как шрапнель по площади. Половину пленных братков камнями убило-покалечило. Зрителям и легионерам тоже досталось не хило. И уже из клубов пыли дракон Крикнул. Да нет, не Крикнул… ЗАОРАЛ! Меня просто снесло звуковой волной, как соответствующим Криком.

 

Впрочем, это он удачно меня закатил! Я в домике, куда в игре нужно было прыгать из башни. Если… Нет, лучше не надеяться на канон. Косяк с казнью уже был. Срочно бежать! Под землю! На ровной местности я дичь. И, скорее всего, дичь жареная, не бегающая. Впрочем, я скорее прокопчусь, чем поджарюсь. Что-то сильно тлеет и дышать из-за дыма не реально.

 

Ниже, еще ниже, ложимся и ползем. Руки связаны, но хоть спереди. Ползти можно. Здесь точно меньше дыма. А на улице… Лучше и не думать. Там многоголосо орут, с неба падают горящие каменюки, все рушится и горит. А еще эти Крики! Это же просто нереальная глотка должна быть, куда там стадионным динамикам! Черт! Грудь мешается… О! Ножик! Столовый, но мне сойдет. Пилим, пилим, пилим… Свобода! Еще бы водички холодной хлебнуть! Да я даже от очередного обливания бы не отказался, лишь бы жар на коже и внутри чуть-чуть пригасить. А ведь недавно мерз… Вот все у меня не так. Хотел согреться – получи дракона. Хочется охладиться… лучше и не думать дальше, а ползти. Дыма-то все больше, а вот криков людей все меньше.

 

Вывалившись из горящего дома, я радостно утер рот рукой. Можжевеловый мед – вещь! И жажду прогнал, и согрел изнутри, а то дым дымом, а сквозняки вдоль пола злющие – я чуть не окочурился. А еще я при оружии и с какими-то припасами. Очень уж вовремя подвернулась наспинная сумка с добром и лук с колчаном. Правда стрел всего три, да и стрелять я не умею, но ведь жив и вооружен! А это уже не мало.

 

А рядом снова Хадвар… Это уже не смешно. За ним бикинистая девушка, а значит, скоро будет забег до подземелья. И если мне хочется жить, то придется бежать с ними. Сам я в этом аду не ориентируюсь. С площади планировку крепости не увидишь, а бегать в дыму наобум… Дом насквозь прополз и то хлеб.

 

Бег сквозь этот ад мне не запомнился. Я бежал, падал, вставал, снова бежал. Падал, полз на карачках, вставал, бежал. Главное не потерять ориентир – Хадвара и девушку. И все равно, к подземелью прибежал гораздо позднее их. Да и бегом это назвать можно с большой натяжкой. Я двигался по таким траекториям, куда там пьяному! Ноги-то меня нормально не держат. Да общее состояние хреновое. Голова идет кругом, и снова пить хочется. И дым кругом, почти ничего не видно и дышать нечем. Ориентировался больше по голосу матерящегося Хадвара. Слов не знаю, но эмоции перли из него соответствующие,  да и мать-природа наделила мощным голосом.

 

Главное, до подземелий я добрался. И тут же споткнулся о труп в кольчуге. Кто-то капитально прорубил мужику грудину, кровищи море! А рядом еще один труп – обгоревший.

- Бу-э-э! – желудок не выдержал, и я выблевал выпитый недавно мед. Прямо на трупы.

А затем еще раз. И еще. Однако это нехитрое действие слегка прочистило мне мозги. И я поплелся вглубь подземелья. По игре там должны лежать зелья лечения, вот они-то мне и помогут. Наверное. Может быть. Если их не забрали раньше. Если они вообще там были. Игра явно отличается от этой реальности, и быть может всякое.

 

Однако кухня была на месте и баночка красного зелья там присутствовала. И не одно-два, а целых пять штук. Правда не на столе, и не в бочках, а в корзинке на антресоли, прикрытые тряпочкой и толстым слоем пыли. Похоже на заначку, но на заначку старую. Может уже все попортилось, а может еще и работает. Тут без эксперимента не выяснить.

- А… Пропади оно пропадом! – я откупорил флакон и, зажмурившись, махом влил в себя содержимое. – Сладкое…

 

Мои надежды оправдались, и зелье начало действовать, убирая негативные эффекты. Первым прошел нос. За ним, потихоньку, стало отпускать и голову. Затянулась царапина на запястье, оставленная ножом при избавлении от веревок. Даже затылок уже не так напоминал о себе. А ведь там была шишка и рваная рана – волосы все спутались в жесткий комок, но кое-что я нащупать успел. Стоп. Волосы. Я ведь по жизни налысо бреюсь. Уже знакомая мысль снова спряталась на задворках мозга.

 

- Ладно, о волосах можно подумать и потом, - я грыз пятое яблоко и медленно спускался ниже. Наверху еще что-то грохотало и рушилось, однако в подземелье было почти тихо и уютно. Хадвар с довакином явно здесь были. Впрочем, других персонажей здесь тоже хватало. И имперцев и братанов, да и откровенно маргинальные личности попадались в изрядном количестве. В пыточной камере, на круглом щите, висел еще живой кусок мяса, еще недавно бывший человеком. Я не выдержал и снова блеванул.

 

Затем воздел себя на ноги и, слегка зажмурив глаза, ударил по шее жертвы коротким мечом, подобранным по дороге. Оставить его в таком виде было выше моих сил. Правда и убийства я раньше не практиковал, и поэтому снова согнулся в приступе рвоты.

 

Дальше по коридору, обнаружился и палач, с отрубленными ногами. И судя по кровавому следу, полз он долго и издалека. А еще, в дополнение к людям, нашлась пара скелетов при оружии, здоровый паук, десяток больших крыс и крупная собака в доспехе. Хорошо хоть все мертвые.

 

Подобранный топор вместо короткого меча, уверенности в своих силах и возможностях почти не придавал. Дрова колоть я еще могу, но сражаться им? Мне бы автомат. На худой конец арбалет, там-то все понятно, да и на даче я по банкам из него стрелял. Не уверен, что здешний арбалет будет как тот, но разобраться вполне реально. Есть лук, но я не йомен, мне и в неподвижную мишень попасть будет сложно. Пробовал. Знаю.

 

По идее нужно обыскать трупы, снять с них доспехи, одеть их на себя, нормально вооружиться, подобрать щит побольше и потолще, выпотрошить карманы, если они есть в этом мире, но я брезгую. Они все в кровище, в говнище, с торчащими наружу кишками, с раскроенными черепами, без рук и ног. И в это совать свои руки? Увольте. Тут ведь запросто получить мелкую ранку от рваного железа, и затем подцепить трупного яда. А новых лечебных бутылочек я не вижу. К тому же в игре нужно было другое средство. Зато оно лечило от любой болезни, кроме ликантропии. Я бы не отказался от пары флаконов. Стоп. От ядов тоже было другое средство. Отдельное. Так что лучше по паре и тех и других. И обычных лечилок десяток. И доспех новый, из шкуры дракона. И спутников преданных десяток. И дом – полная чаща. И денег миллион. И желательно все это в теплых краях. Чего уж тут мелочиться?

 

А ведь давно известно, что в таких местах лучше всего не отвлекаться на размышления и мечты. Как я успел среагировать на крысу? Почему топор именно метнул, а не ударил им? Как сумел попасть? Ответов нет. Однако я среагировал, метнул и попал. Факт.

- Вот и первый фраг… – только шутить мне резко расхотелось. Из-за угла прыгнула еще одна крыса. Большая крыса. С упитанную таксу размером. А я без оружия. И крыса не одна, слышен пронзительный писк за поворотом.

 

Однако мое-не мое тело снова сработало самостоятельно. Руки перехватили крысу в полете и с силой опустили ее голову на камни. Хруст черепа на секунду заглушил остальные звуки, а потом мне стало не до них.

 

Поймать, ударить о камни. Отшвырнуть пинком. Ударить пяткой. Сбить ладонью. Не пустить за спину. Рубануть подхваченным мечом. Принять на подобранный щит. Пнуть. Рубануть. Щитом.

Гардой. Наколоть. Пяткой. Щитом.

-А-а-а-а!!! – тварь повисла на ляжке.

Сорвать! Растоптать! Расплющить всех молотом! В порошок! Ненавижу!

Я Молот Правосудия!

Я Сателлайза Один Удар!

Да когда же вы закончитесь?! Твари!

 

В себя я пришел сидя на полу, весь в кровище, сжимая в руках молот, и с болью по всему телу. Похоже, это не игра. Там бы явно уровень-другой дали за такое количество злокрысов, а тут фига с маслом вырисовывается.

 

Впрочем, это волновало меня сейчас не так сильно. Снова хотелось зверски пить, и снова заболела голова. Да так заболела, что из глаз брызнули слезы. Такое ощущение, что мне сейчас высверливают всю голову целиком, а в образовавшуюся пустоту вливают расплавленный метал и жидкий азот одновременно. Мне было и жарко и холодно. Снова затошнило.

 

Добравшись до подземного ручейка, я вдоволь напился, умылся, подставил голову под ледяную воду и снова напился. Вот только с простой воды меня повело как со спирта. Меня шатало от стены к стене. Перед глазами все неудержимо мелькало и расплывалось. Опять появилась жажда. В голову пыталась пробиться уже знакомая мысль, что что-то со мной не так, о том, что я недавно орал в драке, но тут же исчезала. Что-то мне не хорошо… Нужно добраться до кухни. Там еще горит камин. Там груда пустых мешков, которые можно бросить на пол и укрыться ими сверху. Там тепло. Куда мне в таком виде за Хадваром бежать? Да и не пустят меня к его родичам. Я ведь не помогал им в пещере. Спать. Сон – лучшее лекарство…

  • Like 7
  • Thanks 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Похоже, вырубило меня еще в процессе движения, так как я совершенно не помню, как добрался до кухни, как подбрасывал дрова в камин, как сооружал себе постель, как перетаскивал поближе к себе кувшин с водой и пару яблок, которыми с удовольствием сейчас хрустел, запивая чуть солоноватой водой.

 

Тело болело, но уже не так как вчера. Жар и озноб прошли, голова перестала кружиться при каждом движении, перестало постоянно тошнить, руки и ноги ощущались вполне уже своими, только затекшими и слегка ватными.

 

Мир этот явно не игра. Где инвентарь? Где, так любимый мной пространственный карман Довакина, куда можно грузить апельсины бочками? Нет его. И карты нет. И магии. И учителя мудрого нет. Роялей и тех не видно, а ведь большое было поселение… Мне снова не повезло.

 

Срочно нужно к людям! Учиться читать и фармить, учиться писать и фармить, снова фармить и снова учиться, а затем еще раз фармить! А то довакинша всех разгонит, все подземелья зачистит, и мне добра не достанется.

 

А к людям и хочется и не хочется. Человек - существо стайное. Но этот мир не мой. Так что готовимся выживать в суровых условиях Крайнего севера, с очень недружелюбным населением. Если не убьют, а банально оберут до нитки, считай, сильно повезло.

 

Одеваться пришлось по старинке, ручками. В изорванную и окровавленную рубаху и такие же штаны. Обмотки на ноги я надевать побрезговал, ибо пахло от них нестерпимо. От одежды тоже, но не ходить же голышом?

 

Голышом…

 

На моем старом теле двух грудей четвертого-пятого размера точно не было, зато присутствовали волосы в довольно большом объеме, чего сейчас совершенно не наблюдается. Вот член был. Он и сейчас есть. Только он тоже не мой. Этот чуточку короче и толще, да и головка у него открыта. И влагалища у меня там не было. А здесь есть. Про волосы я уже упоминал. Там я был плешивым брюнетом, здесь темно-рыжий водопад до середины спины. И заостренных ушей у меня там тоже не было. Причем довольно крупных. В той жизни у меня был пивной животик, небольшой, но ведь был, а здесь мне досталось крепкое спортивное тело, с небольшим рельефом мышц . Наверное, именно поэтому мне так тяжело двигаться. Мозг-то привык к другому телу. Другой рост, другие пропорции, другой центр тяжести, другая походка, другая моторика. Даже мировосприятие другое. Цвета ярче, слух острее, зрение четче. Здесь явно присутствует пересадка разума. Или души. Или слепка личности. Или еще чего. В книжках про попаданцев есть разные теории на эту тему. Фантастика? Однако тело вот. И разум, отличный от тела, вот. И они друг с другом не в ладах. Рассинхронизация, мать ее.

 

Странно, но горевать, впадать в депрессию, закатывать истерику по поводу нового тела и самого процесса попадания совершенно не тянуло. Ну, новое, ну женское, но ведь тело! Тело хочет есть, пить, спать, и справлять естественные надобности, значит тело живое. Соответственно я жив, а не сижу сейчас кипящем котле. Хотя, это было довольно близко… А старый мир? Да хрен его знает. Может я умер, и теперь «любимая мамочка» закапывает мое тело в землю, а может я спокойно проснулся и поехал на работу. Гадать бессмысленно, и непродуктивно. Тем более о потере своих родственников, я ни капельки не сожалею.

 

Мама у меня была из породы тех, кто точно знает, что, кому и как делать, что бы стало лучше для нее и только для нее. Я шел в ее иерархии ценностей даже не на втором месте. Ведь я стал провальной ступенькой на ее пути в мир моды, гламура и мировой признательности «ее величайших заслуг». Папа, бывший комсомольский лидер и первый красавец в городе, на тот момент открыл коммерческий банк и был довольно успешным делаваром, когда она ему сообщила о беременности, был даже готов на ней жениться ради ребенка, но не успел – его убили бандиты. И мама решила делать аборт – ну кому из богатых папиков нужна мать одиночка с чужим ребенком, пусть и привлекательная внешне? Однако сроки уже были не те, и ей пришлось рожать. А потом еще и выживать со мной вместе в девяностые на скромную зарплату уборщицы в библиотеке.

 

Однако при всей ее нищенской зарплате деньги в семье у нас водились. На новенькую косметику, на духи, на стильные платья и туфли, от «известных кутюрье». На мамины походы в рестораны и посиделки с такими же подружками. Я же получал по остаточному принципу. Простую и добротную одежду с военных складов. Самые дешевые канцтовары. Самый минимум на школьные обеды – ведь готовить дома мама не очень любила, хотя и отлично умела. А вот плешь мне на голове при любом удобном случае проедать умела, любила, практиковала – ведь я ее обуза, на дороге в красивую и богатую жизнь.

 

Однако девяностые закончились, и я стал возможной путевкой в хорошую жизнь. Особенно после того, как окончил школу с красным дипломом и поступил в Бауманский институт. Однако я сумел ей подгадить и тут, вылетев из института и загремев в армию. А когда вернулся, то не стал восстанавливаться сразу, а решил слегка поработать в свое удовольствие. Может это была и дурость, но работа приносила неплохие деньги, на которые я умудрился купить однушку и полностью расстаться с «родительницей».

 

Друзей я в той жизни не приобрел, женой и детьми не обзавелся, так и жил бирюком в своей берлоге, отдавая предпочтения книгам, реконструкторским и компьютерным играм, доступным за денюжку и без обязательств девочкам. Благо, зарплаты хватало на все, да еще и оставалось. А сносно готовить и убирать в квартире я научился еще в детстве.

 

Так что чего горевать-то? Я в знакомом мире, причем довольно хорошо знакомом, хоть и по игре. Канон, хоть и частично, но есть. У меня сейчас есть крыша над головой. Есть еда. Воды хоть залейся, а вкус у нее!..  Есть оружие, которым я, вернее бывшая хозяйка этого тела, умела довольно прилично работать. Оставалось погоревать за новое тело, но, думаю, я сумею привыкнуть и к нему.

 

Одежда… да, с одеждой проблемы. Моей даже полы мыть стремно, только грязь разводить, но я подозреваю, где взять обновки.

 

Привычно подхватил молот, я направился вниз, шлепая по полу босыми ногами. Впрочем, особого холода от камней пола я не ощущал. Там, в пыточной или рядом с ней, по логике должен быть склад вещей, отобранных у заключенных. Не жили же те убитые маргиналы в том тряпье? Или все вещи целенаправленно куда-то вывозились? Надеюсь, нормальные сапоги там тоже есть, а то с трупа снимать их не хочется. И одежку другую там присмотреть можно. Постирать в ручье и будет как новое. В моей ситуации это будет лучше всего. Не выходить же в люди в кровавом рванье? Тем более я сильно сомневаюсь, что до Ривервуда будет пара часов неспешного хода. Поселок явно будет дальше. Можно пойти еще и в Фолкирт, но он дальше, по дороге там встречаются бандиты и морозные пауки, там я найду приключения со стопроцентной вероятностью. Ривервуд почти идеальное место для старта.

 

Одежда и доспехи на складе были были. Целая каморка забитая ими доверху – местный дознаватель явно не скучал без клиентов. Выбор есть. И это все хорошие новости. У имперского стального доспеха защищены только плечи, немного бедра и немного грудь. Все. Шея открыта. Спина открыта. Бока открыты. Ноги открыты. Руки открыты. А весит эта дура почти двадцать кило! Наручи и сапоги, кстати, вполне прилично выглядящие и  бронированные, не спасают ситуацию. На мужике этот доспех смотрится совершенно по-другому (трупов имперцев в подземелье хватало), реально защищая его тело. А женские доспехи… слезы. С легкой имперской броней дела обстоят еще хуже – открытого тела гораздо больше, хоть и ощущаются она на теле приятнее. И очень радует, что сапоги без длинных каблуков, а то помню я некоторые моды по переделке стандартных вещей…

 

Вот доспехи братанов гораздо лучше – у них открыты только ноги и руки. Все остальное плотно обтягивает кольчуга из мелких колечек. Только уж очень она короткая, – низ еле-еле прикрывает задницу. Правда и здесь не обошлось без большой ложки дегтя – пахучая прогоркшим салом  синяя тряпка, переброшенная через плечо, никак не снимается. Она не рвется, не горит в каминном огне, ее нельзя просто отцепить. Она просто есть. И она одинаково рваная и пахучая на любом доспехе. И одевать его я немного опасаюсь. Впрочем, как и имперский вариант доспехов. Это в игре всем было пофигу, что на тебе за одежда, в реальной жизни такой финт не проскочит.

 

Несколько раз приходилось прерывать поиски и просто сидеть на лавке – тело и разум начинали работать вразнобой. Плюс постоянная жажда и голод гоняли меня то к ручью, то на кухню.

 

Нашлось и бикини из железа, но было отправлено в дальний угол. Ходить в таком? Там только железные стринги чего стоят. А ведь есть еще и бронелифчик с шипованными наплечниками… Натрет ведь все! И легкий налет ржавчины, как изюминка.

 

Надеть один доспех поверх другого невозможно. Доспех нельзя даже на одежду нацепить! Только на голое тело, только хардкор! Скайрим. Снег. Холод. И полуголая девица с примерзшей к железу нафиг кожей. Тут любой кипишь будет за счастье, лишь бы погреться. Хоть великану морду бить, хоть на дракона охотиться, хоть от толпы бандитов бегать.

 

Я выбрал для себя кожаный доспех. Одел и скривился. Слишком много голого тела… Кое-что отпорол от других доспехов, кое-что отрезал, кое-как приладил. Вроде не так порнографично и чуть более защищенно. Однако стоило его только надеть, как дополнения отвалились! Вот просто так, раз – и все нашитое лежит на полу. Бред и кошмар, но такова нынешняя действительность.

 

Пришлось менять кожаный доспех на бригантину Стражи Рассвета. Она и закрывала побольше, и тряпок к ней не крепилось, да и выглядела эта броня как-то менее эротично. Правда, грудь по бокам была совершенно открыта, но все остальные варианты еще хуже.

 

Еще я нашел кожаные ремни на тело, хоть немного прикрывшие живот и бока, и вот они уже спокойно наделись вместе с доспехом. Под него, но ведь наделись. Наделись безо всяких дурацких вывертов местного мира. Плюс к этому я подобрал хорошие  кожаные наручи с металлическими накладками, шлем как у викингов на картинках, кольчужные чулки и отороченные мехом сапоги.

 

И кто бы сомневался, но со шлемом все тоже оказалось не так уж и просто. Он прямо как суслик. Надел и не ощущаешь его, под пальцами кожа и волосы, в воде не отражается, а он есть. То-то все женщины-легионеры были без шлемов… Шлема нет, но он есть – случайное столкновение с дверцей шкафа это наглядно доказывает. Но даст ли он реальную защиту без подшлемника?

 

Еще есть наспинная сумка. Хорошая, вместительная, добротная кожа, подшитая на спине и лямках  мехом. Спине тепло и дополнительная защита. И две сумки на пояс, в которых в игре обычно прятали ингредиенты.

 

Кольцо, оказывается, можно носить только одно. Руки две, пальцев десять, а одеть можно только одно. Амулет тоже носится в единственном экземпляре. Вроде бы, какая разница сколько цепочек висит на шее? Одна. И точка. Маразм и уныние. Так же и в игре было, но там ведь условности, а кому они нужны здесь? Тем более модами все замечательно правилось, а здесь точно без постороннего вмешательства не обошлось. Хоть доспехи взять, хоть мою внешность. И главное, не понятно, что эта ювелирка дает – инструкции по эксплуатации к ним нет. Да и дает ли вообще? В игре давало, но то в игре… Однако это деньги. Нетяжелый и компактный товар. Как раз забить обе поясные сумки.

 

Кто придумал и создал этот мир, так похожий на игру и совершенно другой по сути? Почему при таких вывертах с доспехами и одеждой я почти не ощущаю их веса и давления на кожу? Что рубаха, что кольчуга – все едино. Все садится точно по фигуре и нигде не трет. Откуда заморочки с ювелиркой? С телами? Расами? Вопросы все плодятся и плодятся. А ведь я, по сути, еще ничего и не видел…

  • Like 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Скрытое содержимое

    Для просмотра скрытого содержимого необходима РЕГИСТРАЦИЯ на сайте.

Раз я сыт, почти здоров, одет и обут, нужно заняться бытом. Выходить в люди еще рано, нужно хоть окончания этого дурацкого раздвоения души и тела дождаться. А раз я никуда не тороплюсь, то устроиться в этом подземелье лучше поудобней. Кровать там перетащить, ревизию мешков-бочек-ящиков провести. Горячего приготовить, а то все яблоки да яблоки. И к сбору трофеев лучше приступить сейчас, пока тела не стали сильно пованивать. Перебороть свое отвращение. Привыкнуть к этому. Стащить их в одну кучу и сжечь, раз уж похоронить их тут нереально. И входы-выходы проверить. Забаррикадировать их. Сделать пару-тройку нычек с добром – унести все отсюда нереально. Потом подговорю кого-нибудь в Ривервуде и вернусь сюда с телегой, а лучше с двумя, добра здесь навалом.

 

Ходить все время в доспехе мне быстро надоело, и я выкопал в завалах кладовки минималистическое платье. Открытые руки, большое декольте, открытая спина, символическая юбочка, да еще и полупрозрачная понизу. На ноги нашлись сандалии в древнегреческом стиле. Тонкая подошва и куча ремешков до колена. Что самое интересное, различные штаны тоже присутствовали на полках, но руки сами тянулись к платью. А попытка их надеть привела к краткосрочному обмороку. Пришлось потакать своим инстинктам и не переть против паровоза.

 

Сил в этом теле оказалось с избытком. Перетащить кровать в одно лицо? Нет проблем! А чтобы не ходить два раза, мы еще и тумбочку сверху положим, нам не тяжело. Неудобно, но не тяжело. И шкафчики вот эти сдвинуть вот таким образом – получается приличный закуток с камином в центре. И сундук в уголок, чтоб никто не уволок.

 

Быстренько ополоснуться в ручье, помахать молотом для обогрева и просушки и можно снова на подвиги.

 

Я принялся за переноску тел наверх. Была у меня мысль – свалить их в круглой комнате, там где происходит первая стычка с противниками в игре, не взирая на выбранную сторону и сжечь. Обломков мебели я туда уже натаскал. Ну кто полезет в этакую братскую могилу? И людям какое-никакое, а погребение.

 

Пока таскал тела, задумался, а что я собственно умею? Вроде махать молотом нормально получается, но это же не все достоинства доставшегося мне тела? Что-то оно должно уметь? Читать, писать, готовить? Чем-то умеет владеть кроме молота? Топор-то я лихо метнул в самом начале. Вот лук точно не мое, даже в руки брать не хочется.

 

Разложив различное вооружение, я приступил к проверке.

- Так, топор, - я держал в руках топор и точно знал, что могу его хорошо и точно метнуть. Могу дров наколоть, если припрет, то и от собаки отмахаюсь, но больше в душе ничего не екало. Топор и топор, бытовой инструмент и точка.

- Нож, - вот нож что-то будил в душе. Причем это что-то было не от тела а от разума. Я внезапно вспомнил, как нас гоняли в учебке – сержант Васильев был докой по ножевой части. И пусть эти умения мне потом ни разу не пригодились, однако наука накрепко засела в подкорке, а рука сама тянулась к добротному кинжалу. – Откладываем в сторону, пригодится.

- Дубинка, посох, копье, алебарда, японщина всякая… – все было не то. Чуть ворохнулось в груди при виде двуручной секиры и меча, но именно что чуть. Старая хозяйка тела знала это оружие, умела с ним обращаться, но предпочитала железки потяжелей.

 

От лицезрения очередного молота с телом чуть не случился конфуз, оно затряслось в экстазе и желании обладать им. В низу живота потяжелело, соски напряглись и уперлись в ткань платья, член резко взмыл вверх и приподнял край коротенькой юбочки. Хотелось обхватить это оружие, облизать его все,  и вставить рукоять в себя. Хотелось потереться об этот шедевр всем телом, зажать его между грудей, и не отпускать. Из груди рвался хриплый рык, больше похожий на урчание большого и довольного кота, умявшего миску сметаны и теперь млеющего под ласковой рукой симпатичной девочки. Между ног все текло и хлюпало, желая вобрать в себя эту прелесть и никогда с ней не расставаться. Губы судорожно шептали: - Мое! Моя прелесть! Мое! Моемоемое!

 

Наваждение резко спало, и я с ужасом заметил, что стою голышом посреди комнаты, заваленной смертоносным железом. Руки крепко сжимали рукоять молота, прижимая его к телу, на навершии подыхают подозрительные белесые мокрые разводы. Дыхание хрипло вырывалось из груди, глаза заливал пот, ноги подрагивали и еле-еле держали тело в вертикальном положении. Полу опавший член еще подергивался, выдавливая из себя последние капельки спермы, которая медленно стекала по рукояти. В воздухе витал запах желания и страсти.

 

- Вот это я выдал… – слова приходилось буквально выталкивать из себя, но остаться в тишине я просто опасался. – Про привязку кровью читал – помню, но про привязку… кхм… такую привязку мне слышать не доводилось.

 

Как бы там ни было, но новенький молот стало невозможно потерять. Я всегда точно знал, где он находится сейчас и как до него добраться. Впрочем, терять я его и не собирался, особенно после случая с пауком.

 

 

Я собрал уже все трупы в подземельях и сейчас стоял в той пещере, где по игре тусовались пять пауков. Однако в этой реальности пауков перебила отступающая команда, хоть и потеряв семерых бойцов в процессе. Трупы я уже собрал и перенес и сейчас стоял перед коконами. В то, что кто-то в них мог выжить, я не верил, но и оставлять их висеть так у меня рука не поднималась. Оставалось решить вопрос – как их из этих коконов достать.

 

Прикасаться к паутине небыло абсолютно никакого желания, и дело здесь не в эстетике, запачкаться я не особо боялся, хоть и не любил этого, слишком уж хищно она выглядела. Она, словно живая, покачивалась на сквозняке, приглашая меня в свои объятья.

- Ну уж дудки! – я решительно развернулся и потопал наверх, мне нужен был огонь. В игре паутина неплохо горела, и я надеялся, что это может произойти и в этой реальности.

 

Вернувшись с огнем, я ткнул импровизированным факелом в ближайшее скопление, впрочем немного в стороне от основной массы паутины. Мне нужно было проверить горит ли она, а если горит то как. Устраивать неуправляемый пожар в пещере мне не очень-то и хотелось, ведь дым потянет вверх и по ветру, а это как раз в мою каморку.

 

Паутина вспыхнула моментально, словно ее облили бензином, и в этот момент я почувствовал чужое присутствие.

 

Откинув факел в одну сторону и перехватив молот двумя руками, я кувыркнулся вбок. Краем глаза успев заметить что-то похожее на зеленые сопли, пролетевшее мимо. И в следующее мгновение я взвыл в голос – плечо и руку словно окунули в кипяток. По голой коже растекался еще один плевок паука, возникшего у меня за спиной.

 

Огромное насекомое застыло на месте, и теперь перебирало своими кошмарными лапами на месте. По мощным хелицерам стекали тягучие капли яда. С ужасом я отметил, что паук питает ко мне не плотоядное влечение, а если и плотоядное, то оно явно стоит не на первом месте. Мне было прекрасно видно его брюшко, под которым торчала толстая труба яйцеклада, которая постоянно сжималась-разжималась, подрагивала и обильно сочилась смазкой.

 

И ведь ситуация – хуже не придумаешь. Я сейчас без доспехов, в полуразвалившемся от кислоты платье и сандалиях, которые не дают никакой защиты. Напротив паук, питающий ко мне сексуальный интерес. Факел упал не очень удачно и позади меня горит паутина, обжигая открытую спину. Но все это фигня – рука, на которую попала кислота, висит плетью. А молот, это такая штука, которой одной рукой махать проблематично. Особенно если тебя тошнит, в глазах все расплывается и двоится, да вдобавок кружится голова, что я тоже списал на действие яда.

 

Дернулись мы одновременно. Он – наваливая сверху и подгребая мое тело под себя, я – полностью выкладываясь в единственном ударе. В то, что в таком состоянии я смогу нанести больше одного удара я не сомневался. Если не попаду – эта тварь меня оприходует, набьет яйцами и подвесит в виде живого инкубатора.

 

И я попал! Головка молота вошла ровно между хелицер, и я услышал хруст. Паук резко как-то сдулся, сложился, оказавшись не таким уж и большим. Хотя, это смотря с чем сравнивать. Его ножки подогнулись под тело, и по ним прошла судорога. А я упал рядом – сил на что-то еще у меня не было. Прямо перед глазами у меня оказался яйцеклад. Розовый, скользкий, дрожащий, еще живой. Он был похож на коротенький тентакль, как их рисуют мангаки. Противный на вид и запах и в тоже время возбуждающе-притягательный, манящий.

 

В брюхе паука что-то чавкнуло, треснуло, и из яйцеклада выкатилось крохотное яйцо, полностью покрытое слизью. Яйцо ударилось о камешек и подкатилось прямо мне под нос. И это народ в игре ел, прокачивая алхимию? Да ни в жизнь! Уж лучше с голода помереть! Потом я вспомнил еще несколько ингредиентов из игры, и меня стошнило, прямо на этот склизкий комок.

 

 

Трупы я стащил в одно место, сложил их на политую маслом груду мебели и принес головешку из камина. Шестнадцать человек в подземных коридорах. Около туши медведя валялось еще два десятка человек. Причем имперцы и братки вперемешку. Скайримский медведь – ужасный противник. Да и пауки так просто с жизнями не расстались, успев завалить семерых. Плюс в коконах там еще десяток трупов висел, как свежих, так и высушенных. Скелетов в разном виде комплектации еще десятка два набралось. Крыс два мешка. Собака. Сама тушка медведя(в том мире я бы ее и сдвинуть не смог, а здесь дотащил до верхнего зала с перерывами, но дотащил). Пять пауков. На костер легли все. Какое-никакое, а погребение. Да и проход вглубь будет сильно затруднен.

 

Огонь разгорелся моментально, вытеснив дымом и жаром меня из круглого зала вниз. Потом накидаю туда еще железа всякого-ненужного , закрою решетки и завалю дверь в кухню, благо ключи от решеток и двери имелись у безногого дознавателя.

 

 

- Одна золотая монета, двенадцать серебряных, восемьдесят девять медных. Все выполнены в едином стиле, – бормотал я себе под нос, перебирая трофеи.

Печатный станок в этом мире не хуже Центробанковского, все настолько четко пропечатано. Все монетки имеют один вес и один размер. Мрак. Можно грешить на двемерские технологии, сохранившиеся и работающие на империю, но что-то в каждой игре мы встречаем только руины с кучей агрессивных механизмов. Может здесь не так? Поживем – увидим.

Хоть какой-то первоначальный капитал я собрал, не бомжом к людям выйду.  А еще местные деньги изрядно весят. Каждая монетка грамм по десять. Тут золото тысячами не потаскаешь. То, что я собрал, уже тянет на полкило.

 

План минимум выполнен. Я сыт. Одет. Обут. Вооружен. Тело перестало фатально сбоить на каждом шагу. И я даже слегка попрактиковался с новым телом. Во всех смыслах, да.

 

За прошедший месяц я свыкся с ним. Ноги и руки теперь не живут отдельной жизнью, тело не норовит завалиться, а мозг отключиться. Появилась и семимильными шагами вперед идет мелкая моторика пальцев. Я могу легко жонглировать четырьмя картофелинами, пятая на подходе. Это радует. Зарядка и махание молотом дается легко и непринужденно, словно это тело каждое утро так начинало. Впрочем, может быть и начинало.

 

Узнал о том, что я не уникален. Из девяти найденных мной в подземелье и пещерах трупов женщин(все в имперской униформе), гермафродитами было пятеро. Из них две имели яички, а три другие нет. Это хорошо. Не охота жить экзотической зверушкой. Но в моем положении есть и минус. Весомый минус. Это тело жаждет секса. Не просто хочет, а именно жаждет. Хорошо, что это легко лечится мастурбацией. Вот только одного раза в день телу мало и это удручает меня. А без этого я начинаю косячить. Рассеивается внимание. Кровь приливает к голове, и горят щеки и уши. Дыхание становится порывистым и шумным. Руки неосознанно тянутся к сокровенному. Ноги исполняют свой собственный танец страсти. Тянет раздеться и потискать грудь. Все мысли только об одном. И чем дальше я сдерживаюсь, тем больше желаю этого, тем слабее сопротивляюсь, тем сильнее и продолжительнее последующий оргазм. Как бы на зависимость от этого не подсесть. И в поселениях явно придется не легко.

 

Помимо найденного изначально молота, я обзавелся и другим оружием.

 

Есть два хороших ножа. Один на ремне, второй в сапоге. И база для них есть. Моя старая, армейская. Это тело с ножами явно не работало. Бросить может, да. Далеко, сильно, точно. Может хлеб и мясо с овощами ровно нарезать. А вот ножевого боя оно точно не знало. Пришлось нарабатывать мышечную память с нуля. Много я не достиг, уж больно мало прошло времени, но хоть что-то в мышечной памяти отложилось.

 

Есть короткое копье, которое я могу метнуть и даже попаду шагов за тридцать. Почти всегда попадаю. А больше я им ничего не умею. Только тупо тыкать в сторону цели. Ну не учили нас в армии штыковому бою. И это тело таких навыков не имело. Но я его с собой брать не буду, итак вес изрядный выходит.

 

Дальше идет арбалет. Это просто праздник какой-то! Хотел дальнобойное оружие? Получи. И не херню какую-то. Он реально хорош. И взводится легко одной рукой, и бой приличный. Болты летят точно, кучно, мощно. Круглый железный щит пробивает насквозь, в стальном доспехе застревает, но входит почти на ладонь, кольчугу братков и городского стражника бьет навылет.  Я реально рад! Причем это тело и раньше практиковало стрельбу из арбалета, навыки быстрой перезарядки у него присутствуют.

 

Да, я нашел арбалет и три десятка болтов к нему, когда создавал баррикаду у входов. В простом легионерском сундуке, стоящем около кровати. Очередной выверт мира? Арбалет на старте? Или так по жизни положено? Не важно. И так понятно, что все как в игре не будет. Копий-то там тоже не было.

 

Есть меховой спальник и кожаный тент, весящие нереально мало. Есть топор и огниво.

 

В наспинной сумке лежит трехлитровый бочонок масла, кусок окорока, две порезанные и засушенные буханки хлеба, малый кочан капусты, два десятка средних картофелин, пять луковиц, две головки чеснока и десяток яблок. Плюс три литровые бутылки меда без маркировки и две  бутылки хорошего вина. Кулек соли и кулек специй, похожих на перец, можно и не считать.

 

В большой поясной сумке лежат четыре склянки с красненьким исцеляющим зельем и одна склянка с синим зельем. Там же лежат полоски чистой ткани и мешочек с травами найденный на теле мага – единственной женщины не в доспехе и с татуировкой Легиона.  Кстати, с нее я снял офигенное вечернее платье и туфли  с чулками – не ходить же по городу в доспехах? Но главная добыча с магички это трусы! Единственные трусы на такую кучу народа! Хотя местной моде я уже перестал удивляться, найдя в одной из камер труп натуральной любительницы жесткого БДСМ, полностью упакованную в латекс, кожу и цепи.

 

В мешке так же лежат четыре тоненькие книжки, и я надеюсь, что это книги по магии, а не местный фольклор. Очень уж они напоминают учебники по математике и геометрии из моего мира. Вот только моментально изучаться они не спешат. Чую, придется идти в Коллегию или обращаться к Фаренгару – до него банально ближе. Но может и торговец в Ривервуде чем поможет. Книгами он же торговал. Главное, найти общий язык.

 

Камин потушен. Вещи складированы в моей берлоге и рассованы по тайникам, а двери закрыты на замок и завалены хламом – без долгих раскопок не войти. Потом арендую телегу и перевезу все на продажу.

  • Like 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×

Важная информация

By using this site, you agree to our Условия использования.