Jump to content
Sign in to follow this  
stomoped

Запасной довакин

Recommended Posts

Скрытый контент

    Дайте реакцию или ответ на эту тему, чтобы увидеть скрытое содержимое.

Раз я сыт, почти здоров, одет и обут, нужно заняться бытом. Выходить в люди еще рано, нужно хоть окончания этого дурацкого раздвоения души и тела дождаться. А раз я никуда не тороплюсь, то устроиться в этом подземелье лучше поудобней. Кровать там перетащить, ревизию мешков-бочек-ящиков провести. Горячего приготовить, а то все яблоки да яблоки. И к сбору трофеев лучше приступить сейчас, пока тела не стали сильно пованивать. Перебороть свое отвращение. Привыкнуть к этому. Стащить их в одну кучу и сжечь, раз уж похоронить их тут нереально. И входы-выходы проверить. Забаррикадировать их. Сделать пару-тройку нычек с добром – унести все отсюда нереально. Потом подговорю кого-нибудь в Ривервуде и вернусь сюда с телегой, а лучше с двумя, добра здесь навалом.

 

Ходить все время в доспехе мне быстро надоело, и я выкопал в завалах кладовки минималистическое платье. Открытые руки, большое декольте, открытая спина, символическая юбочка, да еще и полупрозрачная понизу. На ноги нашлись сандалии в древнегреческом стиле. Тонкая подошва и куча ремешков до колена. Что самое интересное, различные штаны тоже присутствовали на полках, но руки сами тянулись к платью. А попытка их надеть привела к краткосрочному обмороку. Пришлось потакать своим инстинктам и не переть против паровоза.

 

Сил в этом теле оказалось с избытком. Перетащить кровать в одно лицо? Нет проблем! А чтобы не ходить два раза, мы еще и тумбочку сверху положим, нам не тяжело. Неудобно, но не тяжело. И шкафчики вот эти сдвинуть вот таким образом – получается приличный закуток с камином в центре. И сундук в уголок, чтоб никто не уволок.

 

Быстренько ополоснуться в ручье, помахать молотом для обогрева и просушки и можно снова на подвиги.

 

Я принялся за переноску тел наверх. Была у меня мысль – свалить их в круглой комнате, там где происходит первая стычка с противниками в игре, не взирая на выбранную сторону и сжечь. Обломков мебели я туда уже натаскал. Ну кто полезет в этакую братскую могилу? И людям какое-никакое, а погребение.

 

Пока таскал тела, задумался, а что я собственно умею? Вроде махать молотом нормально получается, но это же не все достоинства доставшегося мне тела? Что-то оно должно уметь? Читать, писать, готовить? Чем-то умеет владеть кроме молота? Топор-то я лихо метнул в самом начале. Вот лук точно не мое, даже в руки брать не хочется.

 

Разложив различное вооружение, я приступил к проверке.

- Так, топор, - я держал в руках топор и точно знал, что могу его хорошо и точно метнуть. Могу дров наколоть, если припрет, то и от собаки отмахаюсь, но больше в душе ничего не екало. Топор и топор, бытовой инструмент и точка.

- Нож, - вот нож что-то будил в душе. Причем это что-то было не от тела а от разума. Я внезапно вспомнил, как нас гоняли в учебке – сержант Васильев был докой по ножевой части. И пусть эти умения мне потом ни разу не пригодились, однако наука накрепко засела в подкорке, а рука сама тянулась к добротному кинжалу. – Откладываем в сторону, пригодится.

- Дубинка, посох, копье, алебарда, японщина всякая… – все было не то. Чуть ворохнулось в груди при виде двуручной секиры и меча, но именно что чуть. Старая хозяйка тела знала это оружие, умела с ним обращаться, но предпочитала железки потяжелей.

 

От лицезрения очередного молота с телом чуть не случился конфуз, оно затряслось в экстазе и желании обладать им. В низу живота потяжелело, соски напряглись и уперлись в ткань платья, член резко взмыл вверх и приподнял край коротенькой юбочки. Хотелось обхватить это оружие, облизать его все,  и вставить рукоять в себя. Хотелось потереться об этот шедевр всем телом, зажать его между грудей, и не отпускать. Из груди рвался хриплый рык, больше похожий на урчание большого и довольного кота, умявшего миску сметаны и теперь млеющего под ласковой рукой симпатичной девочки. Между ног все текло и хлюпало, желая вобрать в себя эту прелесть и никогда с ней не расставаться. Губы судорожно шептали: - Мое! Моя прелесть! Мое! Моемоемое!

 

Наваждение резко спало, и я с ужасом заметил, что стою голышом посреди комнаты, заваленной смертоносным железом. Руки крепко сжимали рукоять молота, прижимая его к телу, на навершии подыхают подозрительные белесые мокрые разводы. Дыхание хрипло вырывалось из груди, глаза заливал пот, ноги подрагивали и еле-еле держали тело в вертикальном положении. Полу опавший член еще подергивался, выдавливая из себя последние капельки спермы, которая медленно стекала по рукояти. В воздухе витал запах желания и страсти.

 

- Вот это я выдал… – слова приходилось буквально выталкивать из себя, но остаться в тишине я просто опасался. – Про привязку кровью читал – помню, но про привязку… кхм… такую привязку мне слышать не доводилось.

 

Как бы там ни было, но новенький молот стало невозможно потерять. Я всегда точно знал, где он находится сейчас и как до него добраться. Впрочем, терять я его и не собирался, особенно после случая с пауком.

 

 

Я собрал уже все трупы в подземельях и сейчас стоял в той пещере, где по игре тусовались пять пауков. Однако в этой реальности пауков перебила отступающая команда, хоть и потеряв семерых бойцов в процессе. Трупы я уже собрал и перенес и сейчас стоял перед коконами. В то, что кто-то в них мог выжить, я не верил, но и оставлять их висеть так у меня рука не поднималась. Оставалось решить вопрос – как их из этих коконов достать.

 

Прикасаться к паутине небыло абсолютно никакого желания, и дело здесь не в эстетике, запачкаться я не особо боялся, хоть и не любил этого, слишком уж хищно она выглядела. Она, словно живая, покачивалась на сквозняке, приглашая меня в свои объятья.

- Ну уж дудки! – я решительно развернулся и потопал наверх, мне нужен был огонь. В игре паутина неплохо горела, и я надеялся, что это может произойти и в этой реальности.

 

Вернувшись с огнем, я ткнул импровизированным факелом в ближайшее скопление, впрочем немного в стороне от основной массы паутины. Мне нужно было проверить горит ли она, а если горит то как. Устраивать неуправляемый пожар в пещере мне не очень-то и хотелось, ведь дым потянет вверх и по ветру, а это как раз в мою каморку.

 

Паутина вспыхнула моментально, словно ее облили бензином, и в этот момент я почувствовал чужое присутствие.

 

Откинув факел в одну сторону и перехватив молот двумя руками, я кувыркнулся вбок. Краем глаза успев заметить что-то похожее на зеленые сопли, пролетевшее мимо. И в следующее мгновение я взвыл в голос – плечо и руку словно окунули в кипяток. По голой коже растекался еще один плевок паука, возникшего у меня за спиной.

 

Огромное насекомое застыло на месте, и теперь перебирало своими кошмарными лапами на месте. По мощным хелицерам стекали тягучие капли яда. С ужасом я отметил, что паук питает ко мне не плотоядное влечение, а если и плотоядное, то оно явно стоит не на первом месте. Мне было прекрасно видно его брюшко, под которым торчала толстая труба яйцеклада, которая постоянно сжималась-разжималась, подрагивала и обильно сочилась смазкой.

 

И ведь ситуация – хуже не придумаешь. Я сейчас без доспехов, в полуразвалившемся от кислоты платье и сандалиях, которые не дают никакой защиты. Напротив паук, питающий ко мне сексуальный интерес. Факел упал не очень удачно и позади меня горит паутина, обжигая открытую спину. Но все это фигня – рука, на которую попала кислота, висит плетью. А молот, это такая штука, которой одной рукой махать проблематично. Особенно если тебя тошнит, в глазах все расплывается и двоится, да вдобавок кружится голова, что я тоже списал на действие яда.

 

Дернулись мы одновременно. Он – наваливая сверху и подгребая мое тело под себя, я – полностью выкладываясь в единственном ударе. В то, что в таком состоянии я смогу нанести больше одного удара я не сомневался. Если не попаду – эта тварь меня оприходует, набьет яйцами и подвесит в виде живого инкубатора.

 

И я попал! Головка молота вошла ровно между хелицер, и я услышал хруст. Паук резко как-то сдулся, сложился, оказавшись не таким уж и большим. Хотя, это смотря с чем сравнивать. Его ножки подогнулись под тело, и по ним прошла судорога. А я упал рядом – сил на что-то еще у меня не было. Прямо перед глазами у меня оказался яйцеклад. Розовый, скользкий, дрожащий, еще живой. Он был похож на коротенький тентакль, как их рисуют мангаки. Противный на вид и запах и в тоже время возбуждающе-притягательный, манящий.

 

В брюхе паука что-то чавкнуло, треснуло, и из яйцеклада выкатилось крохотное яйцо, полностью покрытое слизью. Яйцо ударилось о камешек и подкатилось прямо мне под нос. И это народ в игре ел, прокачивая алхимию? Да ни в жизнь! Уж лучше с голода помереть! Потом я вспомнил еще несколько ингредиентов из игры, и меня стошнило, прямо на этот склизкий комок.

 

 

Трупы я стащил в одно место, сложил их на политую маслом груду мебели и принес головешку из камина. Шестнадцать человек в подземных коридорах. Около туши медведя валялось еще два десятка человек. Причем имперцы и братки вперемешку. Скайримский медведь – ужасный противник. Да и пауки так просто с жизнями не расстались, успев завалить семерых. Плюс в коконах там еще десяток трупов висел, как свежих, так и высушенных. Скелетов в разном виде комплектации еще десятка два набралось. Крыс два мешка. Собака. Сама тушка медведя(в том мире я бы ее и сдвинуть не смог, а здесь дотащил до верхнего зала с перерывами, но дотащил). Пять пауков. На костер легли все. Какое-никакое, а погребение. Да и проход вглубь будет сильно затруднен.

 

Огонь разгорелся моментально, вытеснив дымом и жаром меня из круглого зала вниз. Потом накидаю туда еще железа всякого-ненужного , закрою решетки и завалю дверь в кухню, благо ключи от решеток и двери имелись у безногого дознавателя.

 

 

- Одна золотая монета, двенадцать серебряных, восемьдесят девять медных. Все выполнены в едином стиле, – бормотал я себе под нос, перебирая трофеи.

Печатный станок в этом мире не хуже Центробанковского, все настолько четко пропечатано. Все монетки имеют один вес и один размер. Мрак. Можно грешить на двемерские технологии, сохранившиеся и работающие на империю, но что-то в каждой игре мы встречаем только руины с кучей агрессивных механизмов. Может здесь не так? Поживем – увидим.

Хоть какой-то первоначальный капитал я собрал, не бомжом к людям выйду.  А еще местные деньги изрядно весят. Каждая монетка грамм по десять. Тут золото тысячами не потаскаешь. То, что я собрал, уже тянет на полкило.

 

План минимум выполнен. Я сыт. Одет. Обут. Вооружен. Тело перестало фатально сбоить на каждом шагу. И я даже слегка попрактиковался с новым телом. Во всех смыслах, да.

 

За прошедший месяц я свыкся с ним. Ноги и руки теперь не живут отдельной жизнью, тело не норовит завалиться, а мозг отключиться. Появилась и семимильными шагами вперед идет мелкая моторика пальцев. Я могу легко жонглировать четырьмя картофелинами, пятая на подходе. Это радует. Зарядка и махание молотом дается легко и непринужденно, словно это тело каждое утро так начинало. Впрочем, может быть и начинало.

 

Узнал о том, что я не уникален. Из девяти найденных мной в подземелье и пещерах трупов женщин(все в имперской униформе), гермафродитами было пятеро. Из них две имели яички, а три другие нет. Это хорошо. Не охота жить экзотической зверушкой. Но в моем положении есть и минус. Весомый минус. Это тело жаждет секса. Не просто хочет, а именно жаждет. Хорошо, что это легко лечится мастурбацией. Вот только одного раза в день телу мало и это удручает меня. А без этого я начинаю косячить. Рассеивается внимание. Кровь приливает к голове, и горят щеки и уши. Дыхание становится порывистым и шумным. Руки неосознанно тянутся к сокровенному. Ноги исполняют свой собственный танец страсти. Тянет раздеться и потискать грудь. Все мысли только об одном. И чем дальше я сдерживаюсь, тем больше желаю этого, тем слабее сопротивляюсь, тем сильнее и продолжительнее последующий оргазм. Как бы на зависимость от этого не подсесть. И в поселениях явно придется не легко.

 

Помимо найденного изначально молота, я обзавелся и другим оружием.

 

Есть два хороших ножа. Один на ремне, второй в сапоге. И база для них есть. Моя старая, армейская. Это тело с ножами явно не работало. Бросить может, да. Далеко, сильно, точно. Может хлеб и мясо с овощами ровно нарезать. А вот ножевого боя оно точно не знало. Пришлось нарабатывать мышечную память с нуля. Много я не достиг, уж больно мало прошло времени, но хоть что-то в мышечной памяти отложилось.

 

Есть короткое копье, которое я могу метнуть и даже попаду шагов за тридцать. Почти всегда попадаю. А больше я им ничего не умею. Только тупо тыкать в сторону цели. Ну не учили нас в армии штыковому бою. И это тело таких навыков не имело. Но я его с собой брать не буду, итак вес изрядный выходит.

 

Дальше идет арбалет. Это просто праздник какой-то! Хотел дальнобойное оружие? Получи. И не херню какую-то. Он реально хорош. И взводится легко одной рукой, и бой приличный. Болты летят точно, кучно, мощно. Круглый железный щит пробивает насквозь, в стальном доспехе застревает, но входит почти на ладонь, кольчугу братков и городского стражника бьет навылет.  Я реально рад! Причем это тело и раньше практиковало стрельбу из арбалета, навыки быстрой перезарядки у него присутствуют.

 

Да, я нашел арбалет и три десятка болтов к нему, когда создавал баррикаду у входов. В простом легионерском сундуке, стоящем около кровати. Очередной выверт мира? Арбалет на старте? Или так по жизни положено? Не важно. И так понятно, что все как в игре не будет. Копий-то там тоже не было.

 

Есть меховой спальник и кожаный тент, весящие нереально мало. Есть топор и огниво.

 

В наспинной сумке лежит трехлитровый бочонок масла, кусок окорока, две порезанные и засушенные буханки хлеба, малый кочан капусты, два десятка средних картофелин, пять луковиц, две головки чеснока и десяток яблок. Плюс три литровые бутылки меда без маркировки и две  бутылки хорошего вина. Кулек соли и кулек специй, похожих на перец, можно и не считать.

 

В большой поясной сумке лежат четыре склянки с красненьким исцеляющим зельем и одна склянка с синим зельем. Там же лежат полоски чистой ткани и мешочек с травами найденный на теле мага – единственной женщины не в доспехе и с татуировкой Легиона.  Кстати, с нее я снял офигенное вечернее платье и туфли  с чулками – не ходить же по городу в доспехах? Но главная добыча с магички это трусы! Единственные трусы на такую кучу народа! Хотя местной моде я уже перестал удивляться, найдя в одной из камер труп натуральной любительницы жесткого БДСМ, полностью упакованную в латекс, кожу и цепи.

 

В мешке так же лежат четыре тоненькие книжки, и я надеюсь, что это книги по магии, а не местный фольклор. Очень уж они напоминают учебники по математике и геометрии из моего мира. Вот только моментально изучаться они не спешат. Чую, придется идти в Коллегию или обращаться к Фаренгару – до него банально ближе. Но может и торговец в Ривервуде чем поможет. Книгами он же торговал. Главное, найти общий язык.

 

Камин потушен. Вещи складированы в моей берлоге и рассованы по тайникам, а двери закрыты на замок и завалены хламом – без долгих раскопок не войти. Потом арендую телегу и перевезу все на продажу.

  • Like 9

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я готов. Ручеек уносит последние следы моей мастурбации под землю. Тело покрыто слоем масла и затянуто в доспех. В одной руке взведенный арбалет, в другой молот. Осталось собраться с духом и выйти на свет, но я банально боюсь. Боюсь новой жизни. Боюсь дальней дороги. Боюсь драконов. Боюсь патрулей имперцев, талморцев, братков. Боюсь бандитов. Боюсь местных медведей и пауков. А ведь снаружи не только медведи и пауки могут гулять. Фауна Скайрима богата на злых существ – одни мертвяки чего стоят.

 

Притормозив перед выходом из пещеры у чаши с углями, я плюнул на очередную несправедливость мира. Вот в камин дрова изволь подбросить, а не то он потухнет. А эта чаша горит и горит, и тепло выделяет не хуже хорошего обогревателя. А вечные факела и свечи? Где логика?

 

Кстати, вставал еще один вопрос. Я довакин или нет? Смогу Кричать, или этот бонус ушел сбежавшей с Хадваром девушке? Я не обижусь, если нет, но хотелось бы иметь и себе такую возможность. И как объясняться с местными? Не жестами же. Языка-то я не знаю.

 

- А… Пропади оно пропадом! Идущие на смерть приветствуют новый мир! – шаг вперед, и я уже не в пещере. По глазам бьет яркое солнце, выбивая поток слез, даже сквозь повязку – отвык я от яркого освещения. Шум слышу. Птички поют, вроде. А были ли в Скайриме певчие птички? Травка шумит. Зеленая. Пальма. Пальма? А где елки? Где снег? Где холод? Я даже в таком доспехе умудрился моментально вспотеть. Нет, я не против тепла, наоборот, но как-то это снова подозрительно.

 

 

Я опять забыл, что не в игре. Или в игре, очень похожей на настоящую жизнь. Уже второй день идет, а Ривервуда все нет и нет. Указатель на развилке есть, еще вчера прошел, а реки и поворота к  деревне нет. Зато есть и плюсы в такой прогулке. На обед и ужин снова будет свежее мясо. Кроликов здесь не просто много, а нереально много. Я бы и оленя заохотил в легкую, вон, пасется метрах в двадцати от дороги и ухом не ведет, только потрошить такую тушу не умею. Кроликов умею, куриц умею, а что-то более крупное нет. Да и с курами здесь еще неизвестно что. В игре они были адским злом. На втором месте после тупых детей.

 

Дороги. Вот еще одна нестыковка с игрой. Там это были проселки, кое-где мощеные булыжниками, а то и просто полностью земляные. А здесь? Я не видел натуральной римской дороги, но подозреваю, что это именно она. Массивные гранитные плиты подогнаны так плотно, что кончик ножа между ними засунуть нельзя. Камни уложены под небольшим наклоном, дабы с них скатывалась вода, да не просто вбок, а в широкие канавы. Да и ширина от игровой отличается довольно прилично. Там была всего одна «полоса», здесь же вполне пара повозок в ряд можно поставить.

 

Иду я не спеша, но и не особо торможу. Хочется к людям. Научиться языку. Поговорить. Да просто посмотреть на них и сравнить с игровыми прототипами. Хочется в нормальную баню, а не мерзнуть под струей в подземном ручейке. Хочется начать жить, а не выживать. И жить не в одиночестве под землей, а нормально, радуясь солнышку и ветру. Радуясь пению птичек и густому лесному запаху. Рыбки хочется вяленой с пивом свежим, а то от медовухи у меня скоро изжога будет. И хлебушка! Горячего, только из печи, с румяной корочкой и тающим во рту мякишем! Да с маслицем!

 

К речке я вышел неожиданно. Просто вывернул из-за поворота и тут же чуть не оглох – водопад был от меня в паре полетов стрелы, и не очень большой, но создавал довольно сильный шум. А за поворотом было тихо. Странно – такой гул должно быть слышно издалека, тем более в гористой местности.

 

Плюнув на обочину и очередной выверт мира, я во все глаза уставился на каменную площадку и на три Камня-Хранителя. Воин, Маг и Вор – опознать их можно и без знания игры, уж очень говорящие на них рисунки. В игре они давали неплохое ускорение развитию соответствующих навыков, но я-то не в игре. Или в очень странной игре.

 

Подумав, я подошел к Камню Воина. Меня тянуло к нему как магнитом. Немного тянуло и в сторону Вора, а вот Маг не вызывал в души ни крохотного отклика, что было несколько обидно.

- Воин значит?

Я прикоснулся к Камню и внезапно опустился перед ним на колени, сложив руки в молитвенном жесте. Площадку затянуло густым туманом. В голове зашумело и стало легко-легко, а в животе поселилось что-то горячее и тяжелое… Такое чувство, словно я не сбрасывал напряжение целые сутки…

- Мать! Бежать!

Я вскочил на ноги и тут же упал лицом на камни. Точно носом об торчащий осколок камня.  Неожиданно, но больно не было. Туман смягчил мое падение. Или не туман?

 

Попытка стартануть на карачках тоже успехом не увенчалась – ноги и руки отказывались повиноваться.

- Нее-е-е-т! – меня захлестнула волна паники. Я рвался в попытке свалить с площадки, но туман туманил разум.

- Сука-а-а-а!! – я взвыл в голос. Так нарваться в самом начале приключения мог только я. Похоже, карма на приключения перешла вместе со мной из старого мира. А может и старая хозяйка этого тела что-то такое имела, вот и сложилось наше невезение.

 

Я еще дергался в попытках сбежать, но это чувство перевешивало разгорающееся желание. Тело извивалось уже не в попытке сбежать, а срывая одежду и устраиваясь поудобней на площадке. Вскоре я остался голышом и принялся водить рукой по члену, второй рукой тиская себя за грудь.

 

Хотелось прижаться к «камню» всем телом и трахнуть его... или трахнуть себя камнем? Все происходит словно во сне, когда ты точно знаешь, что все будет просто прекрасно. Я терся об гладкую и маслянистую поверхность всем телом.  

 

Влагалище и попка то сжимались, то расслаблялись, истекая соками и похотливо хлюпая в предвкушении. Из головки члена обильно капала смазка. Приоткрытый рот жадно заглатывал воздух, а язычок бездумно гулял по припухшим губам, периодически слизывая маслянистые потеки с камня-хранителя. Тело трясло как в ознобе, но мне было жарко, капли пота обильно стекали по телу, вызывая сладостную дрожь и табуны мурашек.

 

«Скорее-быстрее! Ну же! Я больше не могу так!»

 

Опершись промежностью о камень и опираясь на одну руку, я второй принялся интенсивнее поглаживать головку члена. Пробегаюсь пальчиками по напряженному стволу и потираю мокрый от соков клитор. И почему я игнорировал этот чувствительный бугорок раньше? Боялся? Ощущения восхитительные! Волшебные! Фантастические! А если работать сразу двумя руками?

 

Момент, когда что-то «атаковало» меня в киску и попку одновременно я банально пропустил, медленно сходя с ума от новых ощущений и возбуждения.

- Ох!.. – что-то горячее и огромное вошло в меня и начало сношать сразу в обе дырочки. С каждой фрикцией проникая все дальше и глубже. Как ни странно, но боли совершенно не было. А было чувство правильности, словно именно так и нужно было поступать. Как-то не ожидал я от этого мира живой ванны, наполненной дурманящей разум спермой, в которой внезапно оказался.

«Тентакли!» - пронзила голову догадки и тут же пропала под воздействием десятка живых отростков, которые настойчиво и со знанием дела ласкали мое тело. Вошедшие в меня щупальца ощущались удивительно  приятными и цепляли какие-то точки внутри меня, напрочь вымывая желание сопротивляться, заставляя расслабиться и начать активно подмахивать.

 

Тело выгнуло дугой, из члена брызнула сперма, заляпав живот и груди, медленно стекая в ванну  подо мной, сводя меня с ума своим резким запахом. Я словил первый оргазм, да такой мощный, куда там простому процессу мастурбации! Через некоторое время тело расслабилось и оплыло бесформенной амебой, рухнув в лужу выделений, только торчащий колом член и островки грудей  еще продолжали торчать вверх. То, что проникло в меня все еще там и оставалось, продолжая двигаться, потирать, поглаживать изнутри, выводя возбуждение на новый уровень.

 

В этот момент я понял… или поняла, что я уже не то, кем был раньше. Не парень-москвич и не местная девочка с членом, попавшаяся имперцам. Меня словно отформатировали, установив новую операционку, но оставив старые файлы нетронутыми.

 

А дальше началась пытка. Как бы я не старалась, какие бы части тела не задействовала, как бы не изгибалась навстречу щупальцам во мне, вот только повторно кончить не могла.

 

 «Еще! Еще глубже! Блаженство! Так вот что чувствуют девушки? Фантастика! Это нереально прекрасно! Хочу еще! Еще сильнее! Еще быстрее!» - мысли в голове носились стайками разноцветных бабочек, и были так же не уловимы без сачка.

 

Это чувство… это совершенно новое чувство! Словно все тело сплошной оголенный нерв, по которому прокатывается импульс наслаждения! Это восхитительно!

 

 «Зачем думать – нужно отдаться на волю ощущений! Так хорошо! Еще хочу!»

 

Волны блаженства накатывали одна за другой, не давя мне нормально кончить и поддерживая тело в перевозбужденном состоянии. Я уже потерялся в этих ощущениях, развалившись в живой ванне, позволяя ей делать с собой все, что она только захочет. Жадно слизывая попадающие на губы брызги, активно подмахивая щупальцам внутри себя и поглаживая руками пару членообразных отростков, что настойчиво мяли мою грудь.

 

В какой-то момент тело изогнулось в судороге мощного оргазма, полностью растворив меня в себе. Полностью подавляя мое старое я. Стирая старые нормы поведения и мораль. А из глубин разума вставало что-то новое. Что-то первобытное. Я принял себя. Принял новое тело и новое имя – Сателлайза Один Удар.

 

Короткий проблеск разума приключился со мной через какое-то время – я, ползла и тянула руку к Камню-Хранителю Вор. И все завертелось по новой, а меня накрыла громадная волна офигительного блаженства. Меня больше не было. Был лишь сгусток наслаждения, принимающий все новые и новые формы, заставляя тело извиваться все в новых и новых позах.

 

И, вроде бы, об третий Камень я терлась всем телом, выпрашивая новую порцию блаженства.  Но это уже не точно.

 

 

Шум воды потихоньку вымывал из меня остатки забытья. Пахло водорослями, чем-то рыбным, копченым и вареным одновременно и травами, причем сушеными. Невдалеке раздался негромкий всплеск воды, тихий звук шагов и металлическое звяканье, отчего запахи рыбного супа усилились. Кто-то рядом явно варит уху.

 

- Очнулась? Ну ты и «дала», девка. Два Камня сразу! Два Камня подряд! Как только не загнулась? Ты есть-то будешь? Или «сыта по горло»? Супчик хороший удался. Рыбка свежая, рис, лук.  Картошка и морковка тоже свежие. Сметанка и хлеб сегодняшние – девица-торговка утром мимо проходила. Зелень тоже. Да не смотри так на меня! Я честный рыбак, чужого не возьму. С деньгами у меня не густо, я на рыбу сменял. Трех копченых лососей отдал! Вещи я твои собрал, все здесь. И доспехи твои, и оружие, и сумку. Молот хороший, дорогой, нам бы такие в Восьмом легионе… Эх! Держи, вот, миску. Ешь, тебе это сейчас ой как нужно.

 

Мне сунули под нос глубокую деревянную миску, по края наполненную наваристым рыбным супом и воткнули в нее ложку. В руку ткнулся толстый ломоть свежего хлеба.

 

- Я давно здесь лагерем стою, всякого насмотрелся, но два Камня… Здоровая ты, девица, – продолжал разглагольствовать старичок-рыбак. На жилистом теле как влитой сидел имперский клепаный доспех, а на поясе висел простой имперский короткий меч. За костром виднелась кожаная палатка-полог и меховой спальник в ней, в точности как и мои. К камням был прислонен длинный лук и колчан со стрелами. – Все от них шарахаются, а ты сама влезла. Неужто не знала про них? Силу они дают, но и взамен требуют немало. Издалече идешь?

 

- Не знаю… – кое-как выдавила я из себя. Все-таки ассоциировать себя с мужчиной теперь проблематично. Мало того, что тело в основном женское, так еще и такое приключение пережила… Хотя, женщины мне точно нравятся. – Не помню. Недавно по голове получила…

 

Я резко заткнулась, понимая, что понимаю речь морщинистого, но крепкого старичка-легионера и сама говорю в ответ. Странный способ получить знания о мире. Очень странный. Или он еще что-то во мне пробудил? Может я не могла говорить из-за раздрая разума и тела? Я его не замечала, а он был? И после такого, после получения нового сознания все пришло в норму?

 

- Это бывает. Помню, у нас в когорте одного декуриона так камнем по голове приложило, что он как разговаривать забыл. Однако меч в руках держать не разучился и в строю как стоять помнил, а чего еще солдату нужно? Так, безголосым он и сгинул при обороне Белой башни. Девять лет таким прожил. Картинки на бумаге рисовал, тем и объяснялся. А рубака был из первых. Две Башни-с-листьями на шее носил. Не помнишь, что это такое? Награда за взятие крепости. Мощным орком был. На мага ушастого с одним ножом выходил! Четыре мерных бочонка пива за раз выпивал! И по куртизанкам ходок был первый. Ты ешь, ушастая, ешь. Нет во мне зла к вашему племени, особенно к новым. Вот, копченый лосось. Сам делал! У меня его Оргнар из «Спящего великана» берет, на полезные мне вещи меняет. Ты ведь туда путь держишь? Захватишь мешок рыбки? Тебе по дороге, а мне лишний раз ноги трудить не придется. Только мимо Факельной шахты лучше осторожно проходить, там патруль бандитов был замечен недавно. Вот где эти твари ушастые, когда нужно? Но нет, им по шахтам лазить гордость не позволяет, а Легион они к этим делам не подпускают. Да и на Братьев Бури надежды нет, у них половина их таких кадров. Берут всякую шваль… Норды, тьфу! Нормальные норды всегда за Империю были! И первый Император из них был, сам Талос! Да ты никак спишь? Ну и ладно, до ночи еще долго, пойду еще пару рыбин выловлю.

 

Окончание монолога я слушала уже сквозь дрему. Организм решил отдохнуть и восполнить силы.

«Два благословления! Вот это сюрприз… Но с головой у меня точно не все в порядке.»

 

 

На следующий день, позавтракав жарким из кролика и распрощавшись со старичком-легионером, я, подхватив на плечо мешок с рыбой (чуть слюнями не захлебнулась от запаха), потопала по дороге в Ривервуд. И только отойдя километра на два от стоянки рыбака, я поняла, что снова не слышу звуков водопада. Да и в лагере их не слышала. Мистика. Ведь лагерь рыбака стоял точно у водопада! Реку вот слышу, как шумит вода на перекатах. Как птички поют, как пчелы жужжат, как кролик в траве шебаршится, как хрупает ветками олень в лесу, а водопада не слышу. И имя у старичка не спросила… От имени кого мешок отдавать? Впрочем, не думаю что рыбаков здесь слишком много.

 

Шаг за шагом. Еще километр. Да где же эта деревня? Сколько я уже иду? Солнце садится, значит, весь день. И чего этот старый пень мне грузил лапшу на уши? Где тут за три-четыре часа дойти можно? Это с какой же скоростью ходить нужно, да еще с грузом? А с другой стороны такие легенды о пеших маршах легионеров еще в старом мире были. Что им мешает и в этом быть? Причем не легендами.

 

Я сбросила мешок с рыбой на дорогу и перехватила молот поудобней, второй рукой направив быстро заряженный арбалет в подозрительно шелестящие кусты. Звуки оттуда доносились новые. Незнакомые звуки. Опасные звуки.

 

Секунда… Другая… И в черную морду волка, высунувшуюся из кустов, летит болт. Волк вздрагивает, его глаза съезжаются в кучу, смотря на переносицу, откуда торчит хвостовик болта – точно попала.

 

Арбалет полетел на землю, и молот оказался уже в двух руках, начиная выписывать вокруг меня фигуры. Оружие тяжелое, без замаха нанести приличный удар будет тяжело, вот и приходится его разгонять. В то, что волк был одиночкой мне не вериться. На такой запах их должно собраться приличное количество.

 

И точно! Второе тело, вылетевшее в прыжке из тех же кустов, было отброшено назад. Молот оправдал себя, перебив волку хребет и в добавок покрыл его шкуру изморозью. Так вот почему старичок его так одобрил? Полезно, полезно. Одобряю! Но почему это на пауке не сработало? Разряженный был? А когда зарядиться успел? Нужно будет и об этом народ расспросить.

 

Третье тело я подловила из нижнего положения, ударив острым клювом под челюсть. Но волк, более крупный, чем два первых, как-то умудрился увернуться и от первого удара и от удара вдогонку по лапам, заработав только легкую царапину на морде.

 

Волк смотрит на меня. Глухо рычит, и скалит клыки. Я смотрю на него, продолжая выписывать молотом фигуры, но с места не двигаюсь – как бы на мешок не наступить! И не попорченной рыбы будет жалко, а того, что это может привести к падению.

 

Прилетевшая слева-сверху стрела поставила жирную точку в нашем противостоянии – волка отбросило на дорогу и протащило пару метров. Не слабый у кого-то лук. Так что хватаем пожитки и под гребень скалы, тут как раз можно не опасаться обстрела.

 

- Ей, Сати, ты чего спряталась? Не узнала? А шкура моя! – раздался мужской голос из леса. Мужской-то он мужской, вот только мужчина явно молодой.

- Угу.

- Эй! – из кустов показалась длинноухая голова. – Да ладно тебе, Сати, удачный же выстрел был. Мы, босмеры, не промахиваемся! – за головой вскоре показалось и остальное тело, принадлежащее Фендалу, не думаю, что в Ривервуде живет куча лесных эльфов. - Не люблю хвастать, но однажды я подстрелил медведя с двухсот шагов. В грозу. Одной стрелой. В глаз. Это уже после того было, как ты в наемники подалась.

 

Я молчу, и пытаюсь думать. Первый встречный и знает меня и мое имя. Да еще и раньше знал, может и с детства. Приплыли.

 

- Две шкуры тебе, одна мне, все честно, Сати. А ведь могли все три моими быть, если бы не запах от твоего мешка. От Старого Легионера идешь, да? А я как раз по поручению к нему шел, за рыбой. За волками заглянул так, на всякий случай. Лишних денег не бывает, да? Ты чего такая молчаливая? Съела чего?

- А… – вот ведь засада! Этот ушастый знает мое имя. Только отвечать-то что?  Вот ляпну сейчас что-то, а потом меня «старые знакомые» встретят… Уж лучше продолжу упирать на травму головы. – Не помню. Ничего не помню… Ни имени своего, ни тебя… Мне голову недавно пробили…

- А! Понимаю, – эльф улыбнулся, но неожиданно поморщился,  – мне Старик тоже байку про орка рассказывал. Раз двадцать уже. Всегда ее рассказывает. Нет, чтобы про сражения с Талмором поведать, про клады, про всякое-разное…

Фендал поведал мне довольно интересную историю про того старичка у водопада, заодно снимая шкуры с волков. При этом шкурки убитых мной волков были отложены отдельно.

 

Оказывается, тот старичок пришел в эти места лет десять назад, да так у водопада и осел. Ловит рыбу, стреляет дичь, охотится и на разбойников. Со слов эльфа выходило, что старичок тот жутко непростой. Соратников из Ближнего Круга легко побеждает на клинках и на кулачках. Да что там Соратники, когда он его, Фендала, обставляет в стрельбе! Денег старик принципиально не берет, но меняет свою добычу на разные продукты и полезные вещи в Ривервуде у Оргнара или у проходящих девиц-торговок. С другими вести дела отказывается, ссылаясь на данный обет. А рыба у него такая, что к Оргнару из самого Солитьюда и Виндхельма за ней не ленятся послать гонца! И бандиты его стоянку обходят стороной. И в какой момент к нему не приди – мешок с рыбой завсегда есть. Хоть каждый час заглядывай, мешок полный будет. Только он два мешка еще никому в руки не давал. Один мешок Оргнару, раз в неделю, и несколько рыбин торговкам. Все. Странный дед, не иначе как Талос и Кин ему ворожат.

 

- Уф! Хватай мешок, я провожу. С попутчиком дорога веселей идет. Дорогая у Старика рыбка, да. Вкусная! – Фендал облизнулся и покосился на мешок. – Зверье со всей округи сбегается. Я вот на логово волков вышел, уже стрелу наложил, как они дружно рванули к дороге. Еле догнал. Так ты к Оргнару? Да? Помнишь его? Нет? И ладно. Так ему и надо, крохобору-мироеду! Познакомишься заново. Ты не переживай, здесь твоих знакомых почти и нет. Девять лет прошло. Долгий срок. Кто уехал, кто помер. Кормилица твоя, Старая Хильде, но она никого кроме сына уже не узнает. Я, Свен, Ралоф с Гердур, Эмбри-пьяница да Алвор. Жена его, Алвора,  Сигрид, уже потом здесь появилась. Дочка у них родилась, Дорти. Ралоф так и не женился, в Братья Бури пошел. Гердур за Хода вышла, но ты его не знаешь, он из Камня Шора перебрался. У них сын родился, Фроднар, а сейчас она опять с пузом, но тс-с! Это я вижу, Хильде чует, да она сама догадывается, а остальным пока рано знать. Свен бардом стал, как и хотел, Коллегию Бардов в Солитьюде окончил, но играет все так же отвратно. Мы тут с ним нажр… кхм. Оргнар вошел в долю с пришлой, Дельфиной. Теперь таверна у них общая, но вместе они не живут. Ну а Эмбри пропил последний ум. За воспитание рабынь взялся и продолжает пить по-черному.

 

Фендал поправил шкуру волка на плечах и продолжил меня просвещать.

 

- Лавка теперь в деревне есть. Ее один ушлый имперец держит. А сестра у него какая! Камилла Валерия, огонь-девчонка! Свен к ней свои кривые руки тянет, но не по нему девочка. Я лучше! Тут после Катаклизма жить стало лучше, вот и понаехало всякого народа. Считай на одного старого теперь десять новичков. И меров новых много, зверолюдных, но ты к ним не ходи, дурные они все. Девицы-торговки стали чаще заходить, Сестры Дибелы проездом останавливаются, да и караваны торговцев теперь не редкость. Лес-то растет как на дрожжах, да и другого промысла теперь хватает. А вот ваш дом снесли – обветшал он сильно. Мать-то твоя сразу за тобой ушла. Говорят, ее видели в Маркарте лет семь назад, она про эбонитовые шахты спрашивала, но где она сейчас… К нам слухи из других холдов редко доходят. Да и за землю Совету никто не платил девять лет. Таков закон – нет денег – нет земли. Мать-то твоя все сбережения в твою экипировку вложила. Так ты в таверну?

- Старик мешок дал и попросил Оргнару занести, говорит, кости ноют, - это не босмер, это находка для шпиона! Мне предстояло получше узнать свою биографию, по новой перезнакомиться с людьми, и узнать про Катаклизм. Вроде в игре такого не было, но ведь и пальм в игре тоже не было. И тропической погоды тоже.

- Кости! Да этот дед любого переживет! В нем знаешь какая сила! Мы, босмеры, такое видим. Он в ладу с природой живет, с миром, и тем жизнь себе продлевает. Немногие на такое способны, а уж имперцы и подавно. Я не Старейшина, но сам вижу, что лет этому старику давно за сотню перевалило, и еще столько же отпущено наперед. Странный он, но зла никому не делает. С Седобородыми и Соратниками только и общается. И мешок Дельфине не отдавай – странная она. Жадная. Одно слово – чужачка. По повадкам воин, но оружия при ней никто не видел. А как воину и без оружия? И за медный септим удавится. Прямо как Оргнар, хи-хи! Хорошо что ты вернулась - времена нынче опасные и интересные, как при Исграморе прямо…

 

До деревни и лесопилки оказалось не далеко. Уже через полтора-два километра послышался звук работы лесопилки, и стук молота по наковальне. Фендал рассказывал мне историю «моей» жизни. Впрочем, теперь точно моей. Зовут меня Сателлайза. Я мер из новых, эльфийская кровь, но появившаяся как раз перед Кризисом Обливиона. Можно сказать из старых новичков. Наемница, как и моя мать Вилена Крепкий Щит. Из дома ушла в четырнадцать лет, по обычаю рода. Значит, сейчас мне двадцать три. Первое время подвизалась в Вайтране, выполняя разные поручения, и иногда заходила в Ривервуд, да и местный народ на большой вайтранской ярмарке меня видел. Затем меня видели в Данстаре, вместе с ватагой наемников собирающихся в Сиродил. На этом информация о  скайримской части моих приключений обрывается, как и информация обо мне. Далее пошла информация о местных новостях и происшествиях за девять лет. Кто умер, кто уехал в другие места, кто женился, кто родился, как развивался поселок в свете новых реалий изменившегося климата, на каких рабов наибольший спрос, где и когда добыли самый большой кусок двемерита, у кого сгорел сарай, а кто потерял корову. Тоже полезная информация, учитывая возможный вариант проживания в Ривервуде.

 

И в этот момент я заметила несоответствия с игровой реальностью – по правую руку, над скальными навесами, возвышалась титаническая фигура обнаженной женщины, выполненная довольно искусно… блин, имя этой богини забыла. Или это даэдра? Впрочем, в игре я их не особо различала, пользуясь всеми возможными благами и тех и других.

 

- Волчий лог. Статуя здесь после Катаклизма появилась. Оттуда волки и выходят. Ну а что? Мы не против. Шкуры – хороший бизнес. Твои-то слегка подешевле выйдут, а моя добыча на серебряный септим потянет. Ты ведь в таверне остановишься? Я туда твою долю занесу.

 

Вскоре показалась и сама деревня. Я уже настроилась на увеличение всех масштабов, по сравнению с игровыми, но в Ривервуде оказалось почти полсотни домов! Да еще какие-то хибарки и норки торчали по другую сторону реки. Архитектура была передана игрой вполне достоверно, как и планировка в две улицы, но масштабы… И стены были вполне себе, вполне. Стена их дикого камня на валу, и крепкие ворота с двумя небольшими башенками по бокам. На одной из башенок виднелся стражник. Вал укреплен дополнительно камнями.

- А знаешь какой у нас теперь лес пилят! Только в Фолкрите такой есть! Но им его вывозить далеко приходится, а мы свой лес в Вайтран сплавляем, и там у нас постоянная лавка. Сколько не напили – все мало. И на корабли хорош, и для домов тоже. Смотри! Смотри! Жрицы Дибелы пришли! Видать опять в Волчий лог полезут. Точно полезут, вот и Дозорные с ними… Девица-торговка с ними, прямо столпотворение. А ведь когда уходил, то было тихо. Повеселимся ночью!

 

У ворот горел яркий костер, и несколько нагих женщин, позвякивая украшениями, танцевали вокруг него под негромкую музыку. Чуть поодаль сидели еще три закутанные в плащи женские фигуры, вооруженные булавами и молотами. Подойдя поближе, я заметила нескольких зрителей и Свена, противника Фендала в борьбе за сердце Камиллы Валерии, игравшего на арфе. Вполне неплохо игравшего, но новые уши улавливали неправильность за неправильностью. Правильно Фендал сказал. Среди зрителей босиком расхаживала молодая девчонка в довольно открытом платье мини и предлагала напитки. Хотя нет, не босиком, просто в сумерках небыло видно тоненьких ремешков ее сандалий, оплетавших ногу почти до середины бедра.

 

Мы останавливаться не стали, быстро пройдя через ворота. Прошли мимо кузни и мостков к лесопилке. Прошли мимо дома Свена, где старушка Хильде бормотала про дракона, работая с растянутой кожей. Человек бы не услышал, а мои новые уши уловили ее бормотания. Фендал попрощался и заскочил в крепкий двухэтажный дом. По вывеске было понятно, что это лавка Валериев. Я вздохнула и продолжила путь по деревне. Планировка поселка все-таки отличалась от игровой. В игре отсутствовали семь небольших домов между лавкой и таверной. Отсутствовали дома вдоль реки, а здесь ими было все довольно густо утыкано.  Дороги в поселке тоже явно шире игровых, не как на тракте, но вполне, вполне. Да и огородов внутри поселка было не заметно – все пространство было застроено небольшими домиками и сараями, между которыми сновало довольно много людей и других представителей населения этого мира. Пушистые каджиты, яркие аргониане, высокие и крепкие норды, имперцы с римскими профилями и крупными носами, хаммерфельцы со смуглой кожей. Были здесь и орки и данмеры. Даже патруль стражи по дороге попался, причем в доспехе городской стражи, но без цветной тряпки.

 

Я стояла перед крепким двухэтажным деревянным домом, на высоком каменном фундаменте. На вывеске было изображено что-то напоминавшее спящего человечка, но меня привлекала не картинка. Только что, из дверей вывалился пьяный и всклокоченный субъект в довольно красивой одежде, а следом за ним, на карачках, выползла настоящая рабыня. На поводке. Я поставила мешок на ступеньки и протерла глаза – рабыня продолжала ползти за субъектом. Ошейник, красные перчатки и красные ботфорты на шпильке составляли всю ее одежду. При этом Эмбри раскачивался как корабль в шторм и пьяно голосил что-то отдаленно похожее на песню. И это было для деревни вполне обыденным делом, на парочку так никто и не посмотрел! Фига себе изменения!

 

- Ты выжила, – раздался голос с крыльца, – некромантка?

Да что же такое! Наверху стоял удивленный Хадвар, собственной персоной, а за ним маячила девочка в бикини из Хелгена. Да еще на его окрик из таверны вылезло любопытное лицо Дельфины, причем какое-то подозрительно молодое лицо, хотя шрам присутствует, да. При этом Хадвар стремительно трезвел и тянулся к поясу. А девочка в бикини уже натянула тетиву, и на меня посмотрело острое жало стрелы.

- Почему некромантка? – ничего умнее мне в голову не пришло. Ведь еще недавно Фендал просвещал меня про мою профессию – наемница. Каким боком здесь некромантия?

- А кого взяли с двумя десятками черных камней душ? – теперь Хадвар выглядел собранным и готовым к драке. – И души в них были альтмерские. Эленвен как узнала, так сразу тебя на плаху определила. Это бы и овощ с ними, Талмор здесь никто не любит, но у тебя в сумке была скуума. Причем в приличных количествах. А этого не любят уже здесь. Бросай оружие!

 

Я лихорадочно рассчитывала варианты боя или бегства, но получалось откровенно плохо. Хадвар не новичок в обращении с мечом, и добраться до лучницы, без щита и живой, у меня мало шансов. Не знаю, какая девушка лучница, но с такого расстояния даже я не промахнусь. А еще стража в поселке, на воротах. Бежать не вариант, однозначно.

 

- Ты чего, перепился? Это же Сати! Наша она! Ривервудская!

Из-за моей спины показался Фендал, держащий в руках лук с наложенной стрелой.

- Скажи своей девке опустить лук, я не промахнусь. Наемница она. И мать ее наемница. У дядьки своего спроси.

- Фендал? – Хадвар слегка расслабился, но руку с пояса не убрал. – Ты ее знаешь?

- Ты ее не застал. Сателлайза это, наемница. Родилась здесь, здесь и выросла. Помнишь заброшенный дом за домом Гердур и Хода? Там, где сейчас стоит дом Иствана Пройдохи. Так это был ее дом. Ее и ее матери – Вилены Крепкий Щит. Девять лет назад она ушла, по их родовому обычаю, а теперь вернулась домой, и что она видит? Пришлая девка в нее из лука целятся, а представитель Легиона за меч хватается? Это так теперь норды встречают своих? Твоя дядя точно будет не рад это узнать. Оргнар, Свен, Гердур и Ралоф тоже. Сати здесь своя. Или вина за ней есть? Так ты скажи, а мы послушаем.

 

Вокруг, несмотря на возможный бой, начал собираться народ. Причем народ совершенно незнакомый мне по игре. Хотя, Хода я узнала. И Сигрид, жену Алвора. А вот и предерзкий ребенок Гердур с собакой пожаловал. Теперь точно не сбежать, толпа не пропустит.

 

- Ее взяли при переходе границы со скуумой и черными камнями душ, – тихо проговорил Хадвар, но руку от пояса убрал, а девица за ним перестала в меня целиться. – Со скуумой, Фендал. Сорок флаконов высококачественной отравы. Такое не носят для личного потребления – это не пара пузырьков, это казнь в любом из холдов. Таков Старый Закон. Про то, что при задержании она убила и покалечила почти целую декурию, я пока промолчу. Сейчас я не представляю Легион, а право самозащиты еще никто не отменял.

- Скуума? – раз уж я решила косить под потерю памяти, то сейчас это может помочь. – Что это такое и почему за нее казнят?

- Она память потеряла, – объяснил Фендал, опешившему от моего вопроса Хадвару, – ваши головорезы ей голову проломили. Совсем потеряла. Даже имя свое не помнила. Ты бы проход освободил, а то Оргнар сейчас рвать и метать начнет, слышишь его голос? Учуял старый куркуль запах рыбки...

В дверях показалась коренастая фигура трактирщика, в слегка замызганном фартуке, хищно поводящего носом:

- Рыбка? Где моя рыбка, Фендал?

Народ подозрительно быстро рассосался. Может они тоже на запах собрались?

  • Like 6

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.