Jump to content
Sign in to follow this  
Railean

18+ откровенно из книг

Recommended Posts

                                          18+ откровенно из книг

 

Здесь будут выкладывать откровенные сцены из книг. В том числе и сцены битв (немного жестокие и кровавые).

Цитаты и из книг с эротическим уклоном :

 

"Освободженный любовник"  Дж. Р. Уорд.

 

Hidden Content

    Give reaction or reply to this topic to see the hidden content.

 

Текст под спойлером :

 

 

— Я сильнее, чем выгляжу. И, честно говоря, вся эта брутальная чушь, в стиле «Я-забочусь-о-твоих-интересах» меня конкретно напрягает.
Гордо подняв подбородок, она отвернулась, но потом поняла, что на самом деле идти ей некуда. Уйти, громко хлопнув дверью, не получится.
Столкнувшись с полным отсутствием альтернативы, она пошла в ванную. Вышагивая между душем и раковиной, она чувствовала себя, лошадью в стойле…
Вдруг, без предупреждения, ее схватили сзади, прижали лицом к стене, и удерживали на месте твердым, как камень, телом, в два раза больше ее собственного. Сначала она задохнулась от неожиданности, затем от желания, когда почувствовала, как бедра Ви вжались в ее ягодицы.
— Я пытался сказать тебе — нет, — прорычал он, запустив руку ей в волосы и резко дернув ее голову назад. Она вскрикнула, а между ногами мгновенно стало влажно. — Пытался быть милым.
— О… Боже…
— Молитвы тебе не помогут. Поздно, Джейн, — в его голосе было сожаление и эротическая неизбежность. — Я давал тебе шанс, чтобы все произошло на твоих условиях. А теперь мы сделаем это на моих.
Она хотела этого, она хотела его.
— Пожалуйста…
— Ш-ш-ш.
Одним движением запястья он наклонил ее голову набок, обнажая горло.
— Когда я захочу, чтобы ты меня умоляла, я скажу тебе об этом, — его теплый язык проложил влажную дорожку по ее шее. — А теперь спроси меня, что я собираюсь сделать с тобой.
Она открыла рот, но у нее вырвался лишь стон.
Он сильнее сжал ее волосы.
— Спроси меня. Скажи: «Что ты собираешься со мной сделать?»
Она тяжело сглотнула.
— Что… что ты собираешься со мной сделать?
Он развернул ее, ни на секунду не отрывая твердо прижатых бедер от ее ягодиц.
— Видишь ту раковину, Джейн?
— Да… — Господи, она сейчас кончит.
— Я собираюсь нагнуть тебя над раковиной, заставлю взяться руками за края. Затем я стащу с тебя брюки.
О Господи…
— Спроси меня, что будет дальше, Джейн.
Он снова лизнул ее горло, затем прикусил мочку уха, как она поняла, своим клыком. Ее пронзила восхитительная вспышка боли, за ней последовала волна тепла, что разлилась между ног.
— Что… дальше? — выдохнула она.
— Я встану на колени. — Он опустил голову и прикусил ее ключицу. — Сейчас скажи мне: «Что будет потом, Ви?»
Она почти что всхлипывала, возбудившись так сильно, что ноги почти уже не держали ее.
— И что потом?
Он резко дернул ее за волосы.
— Ты забыла последнюю часть.
Что за последняя часть — что там было…
— Ви.
— О нет, ты начнешь все с начала. С самого начала. — Он толкнулся в нее своей возбужденной плотью, его твердый член определенно хотел войти в нее прямо сейчас. — Начни все сначала, и на этот раз сделай все правильно.
Из ниоткуда ее начал накрывать оргазм, его хриплый голос пускал импульсы, которые ее тело тот час же улавливало…
— О нет, так не пойдет, — он отстранился от нее. — Ты не кончишь сейчас. Только когда я тебе скажу. Не раньше.
Полностью дезориентированная, и умирающая от желания, она обмякла, когда потребность в освобождении начала отступать.
— Ну, а теперь скажи то, что я хочу услышать.
Какие слова?
— А потом что… Ви?
— Я собираюсь опуститься на колени, проведу руками по твоим бедрам и раздвину их, открывая для своего языка.
От подступающего оргазма задрожали ноги.
— Нет, — прорычал он. — Не сейчас. Только, когда я скажу. Он подвел ее к раковине и проделал с ней именно то, что обещал. Он нагнул ее, положил ее ладони на края раковины и приказал: — Держись!
Она ухватилась руками так сильно, как только могла.
Он запустил ладони ей под рубашку, обхватил ее грудь. Затем его руки скользнули ей на живот, перешли к бедрам.
Одним сильным движением Ви сдернул ее брюки вниз.
— О… черт. Это именно то, чего я хочу.
Его, обтянутая кожей, рука, сжала ее ягодицы и начала массировать.
— Подними эту ногу.
Она сделала, как он велел, и ее брюки для йоги исчезли в неизвестном направлении. Он раздвинул ее бедра и… да, его руки, одна в перчатке, другая нет, двинулись наверх.
Ее лоно стало горячим, и она почувствовала себя абсолютно обнаженной перед ним.
— Джейн… — прошептал он благоговейно.
Не было никакой прелюдии, плавного перехода к тому, что он сделал с ней потом. Его рот. Ее лоно. Губы встретились с губами. Его пальцы впились в ее ягодицы, удерживая на месте, пока он продолжал свое дело, и она совершенно потерялась, уже не понимая, где был его язык, где подбородок с эспаньолкой, а где губы. Она чувствовала, как он с упоением вторгается в нее, ощущала, как его плоть касается ее плоти, осознавая его всеобъемлющее господство над ней.
— Кончи для меня, — он потребовал у ее лона. — Прямо сейчас.
Оргазм накатил на нее опустошающим взрывом, ей пришлось навалиться на раковину, пока ее рука не соскользнула. От падения ее спасло только то, что Ви подхватил ее рукой, за нее она и удержалась.
Его рот отпустил ее, он поочередно поцеловал обе ягодицы, затем провел ладонью вдоль, по спине, пока она стояла, опираясь на руки.
— А теперь я собираюсь кончить внутри тебя.
Звук падающих на пол пижамных штанов казался громче ее дыхания, и первое же, легкое, касание его эрекции к ее бедрам, едва не заставило Джейн снова сойти с ума.
— Я хочу этого, — сказал он горловым голосом. — Боже… я так хочу этого.
Он пронзил ее одним яростным толчком, прижавшись бедрами к ее ягодицам до упора, и хотя она полностью приняла его внушительный размер, вскрикнул именно он. Он пронзал ее безостановочно, крепко удерживая за бедра и двигая ее взад-вперед, навстречу своим толчкам. С открытым ртом и широко распахнутыми глазами, она поглощала восхитительные ощущения секса. Она крепко схватилась за раковину, и на нее накатил еще один оргазм. Она снова кончала, волосы падали ей на лицо, голова моталась из стороны в сторону, а их тела, в это время, бились друг о друга.
Она в жизни не испытывала ничего подобного. Это был секс в миллионной степени.
Затем она почувствовала, как ладонь в перчатке сжала ее плечо. Он потянул ее вверх, не переставая жестко двигаться внутри нее: внутрь и наружу, внутрь и наружу. Его рука прошлась по ее горлу, захватила подбородок и запрокинула ее голову.
— Моя, — зарычал он, вдалбливая себя еще глубже.
А затем он укусил ее.
Ви впился в Джейн своими клыками, проникая ей в горло, проколов вену и присосавшись к коже губами. Она была человеком, и прилив силы шел не от состава ее крови, а от самой мысли, что это была ее кровь. Ее вкус — вот чего он так жаждал. Ее вкус… и поглощение им ее частички.
Когда она вскрикнула, он знал, что не от боли. Ее тело было влажным от возбуждения, и этот аромат стал лишь сильнее, когда он взял от нее то, что хотел, взял ее лоно своим членом, а ее кровь своим ртом.
— Кончи со мной, — сказал он охрипшим голосом, отпуская ее горло и позволяя ей вновь опереться на раковину. — Кончи… со… мной.
— О, Боже…
Ви плотнее вжался в ее бедра, и когда его накрыл оргазм, она достигла вершины вместе с ним, ее тело высасывало его плоть так же, как он забирал кровь из ее шеи. Такой обмен казался справедливым и удовлетворяющим, теперь она была — в нем, а он — в ней. И это было правильно. Это было хорошо.
Моя.
Когда все закончилось, они застыли, тяжело дыша.

 

 

 
 "Благословение небес"   Джудит Макнот

 

 

 

... Мужская рука властно скользнула ей на
грудь, и она испуганно рванулась из его объятий.
- Нет, подождите, - прошептал он, оторвавшись от ее губ, - Господи,
подождите. Не сейчас...
Она застыла, потрясенная болью, прозвучавшей в этих словах, и посмотрела
ему в лицо. Он чувствовал на себе ее взгляд, но не мог оторвать глаз от выреза
ее платья. Однако рука его замерла на ее груди, и растерявшаяся Элизабет
наконец поняла, что он остался верен своему обещанию все прекратить, как только
она об этом попросит. Не в силах ни остановить, ни поощрить его, Элизабет молча
смотрела на его загорелую руку, темневшую на светлой ткани платья, потом
нерешительно заглянула ему в глаза. Увидев полыхавшее в них пламя, она еле
слышно застонала и расслабилась, уже не пытаясь вырваться из его рук. Большего
поощрения ему и не требовалось. Ян снова стал гладить и легонько сжимать ей
грудь, не отрывая взгляда от ее глаз, наблюдая, как страх сменяется в них
сладкой истомой. До сих пор грудь значила для Элизабет не больше, чем ноги:
ноги предназначались для ходьбы, а грудь - для того, чтобы заполнять лиф
платья. Она и предположить не могла, что ее грудь может дарить такие чудесные
ощущения и, зацелованная до бесчувствия, снова безвольно легла на диван,
позволив его пальцам расстегнуть лиф ее платья. Он спустил с ее плеч рубашку и
обнажил грудь. Она инстинктивно попыталась прикрыться, но Ян стремительно
опустил голову и страстными поцелуями стал покрывать ее пальцы. Элизабет
испуганно отдернула руку, и тогда он прижался лицом к ее груди, нежно
поглаживая соски и играя с ними губами. Какое-то первобытное чувственное
наслаждение пронзило все ее существо, и она застонала, вцепившись пальцами в
его мягкие темные волосы, но в голове у нее застучала мысль, что надо
немедленно сказать ему, чтобы он перестал.
Торнтон на секунду приподнял голову и, сжав рукой вторую грудь, обхватил
губами розовый бутон соска. Тело Элизабет снова напряглось и выгнулось дугой от
его будоражащих прикосновений, и она сильней притянула к себе его голову.
Внезапно он приподнялся и, не отрывая взгляда от ее призывно вздымающейся
груди, хрипло сказал:
- Элизабет, мы должны остановиться.
Сумасшедший вихрь налетевших на нее чувств начал замедляться и внезапно
стих. Страсть уступила место страху, а потом и мучительному стыду, как только
она осознала, что лежит в объятиях мужчины, платье ее расстегнуто, и тело с
готовностью представлено его обозрению. На секунду прикрыв глаза, Элизабет
загнала вглубь подступившие слезы и, скинув с себя его руку, приняла
вертикальное положение...

 

 

 

 "Жажда наслаждения"    Т. Дивайн

 

 

 

– Я хочу заставить Питера ревновать, – неожиданно сказала она. – Так ревновать, чтобы он на коленях умолял меня принять его.
На губах Николаса появилась легкая улыбка.
– Мы заставим его обнаженным ползать на коленях с напряженным пенисом, моля о том, чтобы ты обратила на него внимание. В тот день можешь делать с ним что угодно, приласкать или игнорировать. А в другой день ты, возможно, захочешь обратить внимание на его член и творить с ним непристойные вещи.
– Конечно, – прошептала она. – Конечно. А какие непристойные вещи?
– Знай, Элизабет, что мужчина и его пенис не любят, когда их игнорируют.
«Урок начался, – подумала она, возвращаясь к реальности. – И Николас имел в виду себя, а не Питера».
А она игнорировала его пенис, не соглашаясь на сделку.
О чем же она думает?
Она мысленно встряхнулась и посмотрела на него из под ресниц. Его нельзя было назвать красавцем: черты его лица, помимо орлиного носа, были ничем не примечательны. Но взгляд его единственного глаза… К тому же он в отличие от Уильяма был высок; стройность его фигуры подчеркивалась строгим черным костюмом. И его плоть в отличие от Уильяма была длинной, массивной и твердой.
«Прекрати! Но посмотри, как он движется под тканью… как он будет двигаться внутри меня…»
Она почувствовала, что ее бьет дрожь. Она действительно думала об этом на самом деле. Неужели?
– Как? – прошептала она, ей было необходимо знать.
– Существует множество способов. Нужно обладать умением, чтобы научить женщину желать проникновения в нее мужского члена. Я обещаю, что ты будешь желать его, умолять. Я научу тебя, как целовать мужчину, как для него одеваться, как дразнить и возбуждать его, сколько ему позволять и как заставлять его просить…
Да, да, да… научить всему, чего она не знала, тогда она могла бы чувствовать себя… могущественной.
Может быть, она сошла с ума?
– Все, что ты должна знать о том, как заставить русского сходить с ума от ревности. Все, чтобы заполучить его и удержать…
Да, да, да… она хотела, чтобы Питер был в ярости от ревности…
– Ты всему научишься, трахаясь со мной.
Падение с небес на землю было болезненным.
Николас заметил судорожное подрагивание ее ресниц.
– Моя милая девочка, как еще ты можешь всему научиться, если не раздвинешь для меня ножки?
Она чувствовала себя, как будто ее обдали холодной водой.
– Понятно. Поясните еще раз, чему я научусь.
– Ты даже не имеешь представления о своей мощи, о своей сексуальности… Больше ты от меня ничего не услышишь, пока не примешь решение насчет моих условий. Я многосторонний человек. У меня было больше женщин, чем я могу сосчитать, я испробовал больше разновидностей секса в большем количестве стран, чем есть на карте мира. И глядя на тебя, я становлюсь твердым, как сталь, и заряженным, как пистолет. Я хочу вставить мой член в тебя настолько сильно и глубоко, чтобы ты после этого пять дней не могла двигаться. Ты и не сможешь двигаться, потому что я все еще буду внутри тебя, жесткий, как кость. Ты неимоверно соблазнительна, Элизабет, а твоя сексуальность притягательна, как у куртизанки. Сможешь ли ты выдержать мои опыты? Сможет ли твоя вагина принять всю длину, толщину и напряженность моего пениса? Сможешь ли ты захватить двух мужчин в сексуальное рабство? Двух мужчин, сгорающих от желания войти в тебя? Двух мужчин, сражающихся за твое обнаженное тело и разгоряченную, влажную киску? Двух мужчин, соревнующихся за право изо всех сил засадить тебе? Найди ответы на мои вопросы, потом приходи ко мне. Или уйди. Как пожелаешь… Но прими решение сегодня.
Прихрамывая, он вышел на террасу. Она осталась, ее тело горело от представления того, что он вызвал в ее воображении, в голове все еще звучали его чувственные слова, совращая ее.
Двое мужчин… стонущие от похоти при мысли о том, что у нее между ног… один из них – Питер, ползающий на коленях и умоляющий ее...

 

 

"Темный горец"  Карен Монинг

 

Hidden Content

    Give reaction or reply to this topic to see the hidden content.

 

 

 

Он держался за неё изо всех своих сил.
— У-уф! — задохнулась Хлоя, когда они ударились о ледяную землю, всё ещё держа друг друга в своих руках.
Яростная улыбка изогнула её губы — они сделали это, не выпустив друг друга из объятий! Она не знала, почему ей казалось это таким важным, но было так, как будто каким-то образом это доказывало, что ничто никогда не сможет разлучить их.
Низкий рык, грубое урчанье более звериное, чем человеческое, было единственным звуком, который издал Дэйгис, когда перекатил её под себя и жёстко прижался к её рту своим. Его твёрдое как скала тело прижималось к её мягкости, его бёдра втирались в колыбель её бёдер, и через удар сердце она уже задыхалась от вожделения. Мужчине было достаточно взглянуть на неё, чтобы она почувствовала себя ослабевшей от желания, но когда горячая, толстая твёрдость его плоти расположилась между её ног, она поглупела от потребности в нем. Каждый раз у неё пересыхало во рту, и она чувствовала, как её сотрясала дрожь с головы до ног в предвкушении всех тех восхитительных вещей, что он будет делать с ней. Всеми теми способами, как он прикасался к ней и пробовал её на вкус, со всеми теми особенными требованиями, что он предъявлял ей и которые она так любила выполнять.
Она уступила, жадно беря его всего, сцепив руки вокруг его сильной шеи, погрузив свои пальцы в его влажные волосы. Они катались по покрытой градом земле, пока дождь лился на них, а ветер оглушительно завывал, слепые ко всему, что творилось вокруг них, кроме обжигающей мощи их страсти.
Со ртом, крепко прижавшимся к её рту, его поцелуй был доминирующим и всё же весьма соблазняющим, требовательным и всё же упрашивающим. Когда он скользнул руками под её мокрый свитер, расстегнул застёжку её бюстгальтера и взял в ладони её груди, она тяжело задышала ему в губы. Там, смутно думала она, о, да. Он играл с её сосками, перекатывал их между своих пальцев, легонько потягивал, и она почувствовала, как её груди набухли под его руками, становясь мучительно чувствительными.
Когда он неожиданно оторвался от неё, она закричала, потянувшись за ним, стараясь затащить его обратно на себя, но он вырвался из её хватки и сел, опираясь на пятки у её ног. Её спина выгнулась, когда она смотрела на него, его взгляд был чёрным в мерцающем лунном свете.
— Пожалуйста, — выдохнула она.
Он одарил её беспощадной улыбкой.
— Пожалуйста, что?
Она сказала ему. В подробностях.
Его чёрные глаза засверкали, и он засмеялся, когда она перечислила свои многочисленные и разнообразные запросы, и она видела, что её смелость делала его дико возбуждённым. Месяц назад Хлоя ни за что бы не смогла сказать подобные вещи, но к чёрту всё, подумала она, это он сделал её такой.
Его смех был недолгим. Пока он слушал, его глаза сузились от желания, от вожделения заострились его точёные черты лица. Он содрал с неё джинсы и свитер, сорвал трусики и бюстгальтер, обнажая её для своего голодного взгляда. Потом он подхватил её и закинул её обнажённую себе на плечо, его большая ладонь властно блуждала по её голому заду. Он твёрдым шагом вышел из круга камней, направляясь с ней посреди ночи в глубь сада. Он остановился у низкой каменной скамьи, куда поставил её на ноги, рванул ширинку своих джинсов и сбросил их.
Через пару секунд он был уже восхитительно обнажённым.
Потом большой, свирепый Горец с дикими чёрными глазами, которые явно кипели от нетерпения оказаться в ней, удивил её, опустившись на колени перед ней. Он неторопливо целовал, широко раскрыв рот, тонкую, чувствительную кожу её бёдер и верхней части ног. Обхватив её зад обеими руками, он подтянул её бёдра к себе, и его бархатистый язык проник глубоко, скользя по её напряжённому бутону, и ещё глубже.
Её ноги подогнулись, и она выкрикнула его имя. Он не позволил ей опуститься, но подхватил её и заставил её стоять дальше, его тёмная голова между её ног, его длинные волосы, скользящие как шёлк по её коже. Медленно, он развернул её в своих руках, осыпая жаркими поцелуями каждый дюйм её зада, полизывая и дразня, его пальцы скользили по влажности между её бёдер. Испытывая отчаянную потребность заполучить его внутрь себя, в тот же миг, как его хватка чуть ослабла, она опустилась на четвереньки на землю и маняще посмотрела на него поверх своего плеча, увлажнив губы.
Он издал придушенный звук, его дыхание со свистом вырывалось сквозь стиснутые зубы.
— Ох, милая, — с укором проговорил он. — Я пытался быть нежным.
А потом он был на ней, накрыв её своим большим, твёрдым телом, пробиваясь в неё.
— Нежным будешь позже, — задыхаясь, сказала она. — Сейчас будь жёстким и быстрым.
Как всегда, её сексуальный Горец, готов был сделать что угодно, лишь бы угодить.

 

 

Edited by Alisacat007
по просьбе автора темы
  • Like 8

Share this post


Link to post
Share on other sites

Юлия Фадеева "Добыча для Охотника"

 

 Пожилой седовласый старик стоял в небольшом подвальном помещении и зло разглядывал мужчину, лежащего перед ним на грязном земляном полу; руки пожилого мужчины покрывала засохшая корочка запекшейся крови, мантия, полностью скрывающая старческое тело, до недавнего времени сияющая белизной, спереди была обагрена кровью.

- Нельзя, нельзя, - бормотал он, хмуря свои кустистые брови, - нельзя, чтобы он узнал, нельзя, чтобы он все понял. Сейчас я смог избежать этого, но нужно теперь быть осторожнее, иначе он станет слишком опасным противником.

Мужчина, лежащий на полу и истекающий кровью, попытался было что-то произнести, но из его разбитых губ вырвался только хриплый сип: его ноги и руки в нескольких местах были сломаны, а кое-где кости вылезли наружу, принося мужчине мучительную боль; ребра в нескольких местах тоже сломаны, а кожа в местах переломов, налилась багряно-синим кровоподтеком. Дышал мужчина тяжело.

- Не тронь его. - кое-как просипел изувеченный мужчина.

- Заткнись, звериное отродье! - зло воскликнул старец в окровавленной мантии. - Я презираю всю вашу братию, и, да будут свидетелями все известные мен боги, я уничтожу вас всех, всех до единого. - Он кивнул двум здоровенным мужчинам в кожаных куртках с капюшоном, скрывающие их лица. - Подвести это зверье на железные крючья за самые ребра, влейте в него наш отвар, чтобы он не смог регенерировать - пусть мучается, пока Охотник не закончит начатое. - После чего сразу же вышел из небольшого подвального помещения, плотно прикрыв за собой тяжелую железную дверь.

 

Hidden Content

    Give reaction or reply to this topic to see the hidden content.

  • Like 4

Share this post


Link to post
Share on other sites

Жуть. Какое насилие...(с)

Даже и не знаю, то ли это сарказм, то ли и правда жутко.)) Наверное, все же, сарказм))

Share this post


Link to post
Share on other sites

@Railean, В какой раз убеждаюсь, что книга имеет больше влияния на разум человека, чем фильм или игра. Так что у 

Hidden Content

    Give reaction or reply to this topic to see the hidden content.
  ,думаю, это точно не сарказм.

Hidden Content

    Give reaction or reply to this topic to see the hidden content.
Это читать жутковато.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если не сарказм, значит, у меня получилось написать то, что я и хотела))

И вообще, я ведь предупреждала, что тут будет присутствовать кровавые сцены!)) 

Да, книга сильнее влияет на подсознание, ибо только читая можно представить так, как подсказывает разум и фантазия, а в кино ты видишь только то, что дают. И это далеко не всегда совпадает с мыслями и фантазией человека.

  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

я не понял - ты Юля Фадеева, и это -твоя книга ?

Да.

 

Юлия Фадеева "Темный мир, или В объятьях Тьмы" Книга 2

Hidden Content

    Give reaction or reply to this topic to see the hidden content.

 

 Постаралась разжать челюсти, чтобы наконец обратиться к мужчине, но сильный приступ боли во всем теле не дал мне этого сделать. Из горла вырвался хриплый сип... А затем  истошный крик затопил все пространство. Меня скрутило с такой силой, что казалось, будто все внутренности выворачивают наизнанку, словно меня выжигают изнутри каленным железом. Кажется, я упала, ударившись спиной обо что-то твердое и острое. Было больно, но эта боль не шла ни в какое сравнение с той, что пронзала все мое тело.

Кажется, в какой-то момент я начала захлебываться собственной кровью, а из горла вырывались лишь булькающие звуки. Мне не хватало воздуха, чтобы сделать вдох, перед глазами все резко потемнело, но сознание отказывалось меня покидать. Чувствовать все, что со мной происходит, но не имея возможности это прекратить. 

 

  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.